Архив   Авторы  
Различия между лидерами и аутсайдерами рейтингов регионального развития столь велики, что порой с трудом верится, будто речь идет об одной и той же стране. Деловой центр «Москва-Сити»,...

Ужасы наших городков
Политика и экономикаВ России

Сколько Болотных и Манежек вместит в себя русская провинция


 

Пик протестной активности миновал, но социологи призывают не расслабляться. Следующим полем битвы станет не Болотная и не Манежка, а российская провинция, предсказывает в своем докладе Центр стратегических разработок. «Итоги» решили проверить, насколько этот тезис соотносится с данными социально-экономической статистики. Вывод неутешителен: у населения «глубинной» России и впрямь куда больше причин для бунта, чем у рассерженных горожан. Различия между процветающими и депрессивными регионами столь велики, что с трудом верится, будто речь идет об одной и той же стране.

Блеск и нищета Федерации

Возьмем такой важнейший показатель, как среднедушевой денежный доход. Сюда входят всевозможные виды денежных «осадков», проливающихся на одного условного среднестатистического гражданина — зарплаты, пенсии, социальные выплаты, доходы от предпринимательской деятельности, сдачи в аренду жилья и прочее, и прочее. Лидирует по денежному довольствию, как нетрудно догадаться, столица — 62 679 рублей в месяц (данные Росстата на апрель 2013 года). Вполне приличный европейский уровень. Но уже за МКАД, в Подмосковье, средний доход сразу падает вдвое — до 31 505 рублей. Жители окрестных губерний довольствуются и того меньшим.

В Центральном округе самыми бедными являются жители Костромской области: на среднестатистического костромича приходится 16 тысяч 231 рубль. Почти вчетверо меньше, чем на жителя Москвы! Причем доходы 40 процентов населения области не превышают 10 тысяч, а 20 процентов — семи тысяч рублей. Для сравнения: в Москве 10 тысяч и меньше получают лишь 11,5 процента жителей, до семи тысяч — 5,2 процента.

Однако в России Костромская область занимает далеко не последнее место. Позади нее — Мордовия, Республика Алтай, Алтайский край, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Тыва. Абсолютный аутсайдер — Калмыкия с ее 11 894 рублями на душу населения. За чертой бедности проживают 36 процентов жителей республики (худший показатель по стране!). Но по большому счету к этой категории можно отнести большинство жителей региона: более половины получают до семи тысяч рублей в месяц.

Информация к размышлению: в среднем по стране доходы наиболее обеспеченных 20 процентов населения превышают уровень достатка 20 процентов с наименьшими доходами в 16,2 раза. Это так называемый коэффициент фондов. По степени социального расслоения мы опережаем все страны Европы, включая наших бывших собратьев по соцлагерю. Для сравнения: в Германии самые богатые богаче самых бедных в 6,9 раза, в Финляндии — в 5,6, в Словакии — в 5,1, в соседней Украине — в 4,9. Да и большую часть Азии мы затыкаем за пояс. Скажем, в Индии коэффициент фондов составляет лишь 7,5, в Турции — 14. Вот тебе и «Стамбул — город контрастов». Но самое главное: пожалуй, по пальцам можно пересчитать страны, где социальная контрастность носит столь же ярко выраженный, как в России, региональный оттенок.

Есть и другие критерии для сравнения. Наиболее значимым статистическим показателем считается объем ВВП на душу населения. В нашем случае — валового регионального продукта. Соответствующий рейтинг выстраивает субъекты Федерации в порядке, очень похожем на «доходный». Хотя есть и отличия. Москва здесь тоже в лидерах, но не на первом, а лишь на четвертом месте. Впереди России всей — Сахалинская область, чей подушевой ВРП составляет 987 417,7 рубля (данные за 2010 год). Переводим в доллары США (по курсу на 1 января 2011 года), получаем 32 534 доллара. Это практически равно среднему показателю по ЕС (32 518). Чуть меньше Италии (33 115), но существенно выше Испании (29 289). На втором месте — Тюменская область (включая данные по Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому округам), на третьем — Чукотский автономный округ.

Впрочем, и Москва с ее 733 042 рублями, эквивалентными 24 153 долларам, смотрится вполне прилично. Это выше, скажем, чем подушевой ВВП Южной Кореи (23 113 долларов).

А теперь о грустном. Объем ВРП на душу населения в Ивановской области — худший результат в Центральном округе и 75-й по стране — составляет 92 306 рублей, или 3041 доллар. Для сравнения: в Египте — 3112 долларов.

Статистический грех

Замыкает российский ВРП-рейтинг Ингушетия — 52 130 рублей, или 1718 долларов. Республика уже оторвалась от уровня Нигерии (1631 доллар), но сильно отстает от Папуа — Новой Гвинеи (2313). Вполне логично, что Ингушетия занимает последнее место и по уровню потребления. Среднестатистический житель республики тратит 4792,6 рубля. Это более чем в восемь раз ниже, чем в Москве (38 754). Да и в остальных северокавказских республиках ситуация не многим лучше. Этот регион показывает худшие в стране результаты по уровню зарплат, безработицы, обеспеченности жильем, числу автомобилей на 1000 жителей... Короче говоря, почти по всем параметрам, характеризующим уровень жизни.

Однако эксперты призывают осторожно относиться к статистике, касающейся Северного Кавказа. «Российская региональная статистика несовершенна, но для республик Северного Кавказа это справедливо вдвойне, — считает директор региональной программы Независимого института социальной политики профессор МГУ Наталья Зубаревич. — Главная причина — широкое распространение неформальной экономики, которая включает теневое производство товаров и услуг в общественном секторе и большую часть малого предпринимательства. Низкое качество статистики усугубляется масштабными приписками и некорректными дооценками».

Особенно скептически относится эксперт к данным об уровне доходов («в значительной степени это нарисованные цифры») и к цифрам, характеризующим безработицу («на основе этих индикаторов выделяются федеральные трансферты на выплату пособий»). Есть также серьезные основания сомневаться в достоверности данных об объемах жилищного строительства: следует учитывать нежелание собственников оформлять ввод жилья в эксплуатацию, чтобы избежать выплаты налогов, а также высокие коррупционные барьеры самой процедуры ввода. Что же касается обеспеченности легковыми автомобилями, то значительная их часть используется по доверенности и может быть зарегистрирована в других регионах.

То, что утверждение о «нищете Северного Кавказа» является в значительной мере мифом, подтверждает и социологическое исследование, проведенное шесть лет назад по заказу одной из госструктур. Опрос проводился в 7 южных национальных республиках, а также во Владимирской и Пермской областях. «Результаты были для меня неожиданными, — вспоминает директор по социальным и экономическим исследованиям Центра стратегических разработок Сергей Белановский. — Они опровергают тезис о том, что кавказские регионы беднее, чем российские».

Вот некоторые характерные итоги этого сопоставления. Обеспеченность автомобилями: Северный Кавказ — 31 процент опрошенных, русские регионы –19. Наличие в доме второго этажа — 12 и 3 процента. Наличие гаража: 44 и 17. Дом построен из импортного кирпича: 22 и 4. Наличие бассейна — 2 и 0 процентов. Наличие кондиционера: 9 и 5 процентов... По абсолютному большинству позиций северокавказские регионы продемонстрировали тогда значительно более высокий, нежели в русской глубинке, уровень жизни. И вряд ли за шесть лет этот разрыв сократился. Скорее наоборот, учитывая объемы финансовой помощи, выделяемой Центром на поправку дел в регионе.

Впрочем, официальная статистика тоже порой рождает сомнения в версии о беспросветной северокавказской нужде. Как вам, например, такой факт: в бедной Ингушетии с огромной долей сельского населения ванной или душем оборудовано 80 процентов жилых помещений — больше, чем в любом из субъектов куда более урбанизированного Центрального округа, за исключением Москвы. А по доле жилья, снабженного водопроводом (96,8 процента), республика и вовсе занимает четвертое место в стране, отставая лишь от Москвы, Питера и делящих третье место Мурманской области и Северной Осетии.

Однако все эти статистические погрешности и парадоксы не только не снижают, но, пожалуй, еще более усиливают контрастность картинки. К сугубо экономическим факторам добавляются национальная специфика, выражающаяся в числе прочего в отсутствии надежных статданных. С точки зрения Центра, это еще «более другая», еще менее понятная, менее предсказуемая, следовательно — еще более опасная Россия. Ощущение этой опасности и заставляет федеральную власть бросать в северокавказскую топку все новые и новые миллиарды рублей и долларов. Но результат по-прежнему «оставляет желать». Мало того — линии цивилизационного разлома появились и в глубоком тылу «кавказского фронта».

Россия четвертованная

Конечно, такая большая страна, как Россия, не может быть однородной. Но в последние годы процесс дифференциации регионов зашел настолько далеко, что некоторые исследователи говорят о расслоении страны на несколько «параллельных миров». Так, например, Зубаревич выдвигает концепцию «четырех Россий».

«Россию-1» составляют жители крупных городов (более полумиллиона человек). Их объединяет относительно высокий уровень жизни и образования, массовое использование Интернета. Именно здесь сосредоточены белые воротнички, средний класс, формирующий запрос на модернизацию. «Доля «России-1» в населении страны будет неизбежно расти, так как миграционные потоки направлены в крупнейшие города», — предсказывает эксперт. И это «приговор вертикали власти»: электоральная статистика показывает, что результаты выборов в крупных городах более протестные, чем в среднем по региону.

«Россия-2» — жители городов с населением от 50 до 250 тысяч человек, к которым исследователь считает нужным добавить 12 более крупных промышленных городов. Это царство синих воротничков — работников, занятых на промышленных предприятиях и бюджетников. И царство довольно-таки сонное. Протестная активность либо отсутствует, либо имеет сугубо экономическую природу. Эта часть страны, в особенности моногорода, в наибольшей степени подвержена рискам развития. Однако социальное напряжение вряд ли выльется в политический протест. В случае новых экономических кризисов «Россия-2» будет бороться за занятость и зарплату, но останется равнодушной к проблемам плохих институтов, которые волнуют средний класс», — полагает Зубаревич.

«Россия-3» включает жителей огромной по территории периферии — деревень и сел, поселков городского типа, малых городов. Население «России-3» имеет еще более низкие доходы и уровень образования, еще менее мобильно. При этом оно наиболее дистанцировано от государства, поскольку живет, а точнее, выживает «на земле» — за счет приусадебного хозяйства и даров дикой природы. В результате протестный потенциал «России-3» стремится к нулю, уверен эксперт. Глубинка не преподнесет власти никаких неприятных сюрпризов, даже если начнутся кризисные задержки пенсий и зарплат в бюджетной сфере.

И наконец, «Россия-4», к которой эксперт относит «слаборазвитые республики Северного Кавказа и юга Сибири (Тыва и Алтай)». Первые три России примерно равны по численности: на каждую приходится около трети населения страны. Доля четвертой самая маленькая — менее 6 процентов. Но по количеству социально-экономических проблем «четверка», пожалуй, даст фору всем остальным: тут все возможные «ужасы наших городков» в одном отдельно взятом региональном флаконе, напоминающем подчас коктейль Молотова. «Россия-4» может надолго остаться горячей точкой, а при худшем сценарии спровоцирует рост социально-политической нестабильности во всей стране», — прогнозирует эксперт.

Концепция вполне логична, но, как и всякая социальная теория, не бесспорна. В первую очередь в части прогнозов. За примерами далеко ходить не надо: эксперты ЦСР приходят в своем докладе к совершенно иным выводам относительно протестного потенциала территорий, соответствующих «первой, второй и третьей Россиям». «Впервые за все время нашей работы над политическими докладами мы столкнулись с таким количеством данных, которые не соответствуют нашим прежним представлениям, — отмечает президент ЦСР Михаил Дмитриев. — Многие противоречия исходного материала так и не удалось до конца примирить».

Судите сами. Доля респондентов, готовых протестовать, если следующие выборы будут нечестными, достигает максимального значения в областном центре (30 процентов). На втором месте — райцентр (26 процентов), на третьем — село (25 процентов). И лишь на четвертом — Москва (21 процент). Замыкает рейтинг политической зрелости «колыбель революции» — в Санкт-Петербурге готовы выйти на площадь лишь 12 процентов опрошенных. Политический строй в форме свободной или управляемой демократии выбрали 53 процента москвичей и 62 процента сельчан. 29 процентов москвичей предпочитают единоличную форму правления (диктатуру, монархию либо олигархию), в остальной России к такой экзотике склонны не более 9 процентов респондентов.

Короче, где по экономической части тонко — там и рвется. Попрание в том или ином виде политических свобод — лишь дополнительный повод для бунта. К исторически проверенной формуле стабильности — «хлеба и зрелищ!» — в современной России по большому счету не добавилось ничего.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера