Архив   Авторы  
«К лести и подхалимажу я невосприимчив, сужу о людях по делам, а не по словам. Работаю не на процесс, а на результат. И москвичи за все происходящее в городе спрашивают с меня», — говорит Сергей Собянин

Время московское
Политика и экономикаВ России

Сергей Собянин: «Достаточно было прописать соответствующую норму в региональном законе, внести в Устав Москвы строку о назначении мэра. Но я настоял на прямых выборах»


 

В историческом здании на Тверской, 13, реставрируют фасады, и окна в кабинете столичного градоначальника наглухо закрыты строительной сеткой. Поэтому беседа с временно исполняющим обязанности мэра Москвы Сергеем Собяниным проходила в офисной высотке по соседству. С пятнадцатого этажа центр столицы виден прекрасно, обзор — на все стороны света. Правда, отвлекаться на красоты обитателю кабинета особо недосуг…

— Это какие по счету выборы в вашем послужном списке, Сергей Семенович?

— Так сразу и не скажу. Надо прикинуть. Наверное, пятые или шестые.

— Все успешные?

— Нет, первые проиграл. Я избирался в окружной Совет народных депутатов. Много ходил по дворам и подъездам, встречался с людьми, рассказывал, объяснял свою программу. Принимали хорошо, говорили, что обязательно поддержат. Но большой начальник, который тоже шел в депутаты, пообещал жителям района поставить телефоны в каждой квартире. Это был страшный дефицит! Все, на том выборы для меня закончились…

— А когда выступили против действующего губернатора?

— Это уже 2001-й. Ни один политолог не ставил на мою победу. Никто даже не допускал выход во второй тур, но ситуация, что называется, назрела. Тюменская область тонула в конфликтах, тяжелое положение сложилось с бюджетом, областным центром реально не занимались, народу все надоело, а я оказался в нужное время и в нужном месте. Сыграл роль и опыт руководящей работы: я был мэром небольшого городка, председателем Думы автономного округа, первым замом полпреда президента в Уральском федеральном округе…

— Та кампания велась в рамках приличий?

— Клеветы и оскорблений в мой адрес хватало. Но я без конца ездил по области, встречался с людьми и физически не располагал временем, чтобы читать те гадости. После выборов мне показали тома бреда, вылитого оппонентами, и я искренне порадовался, что не отвлекался на ерунду.

— С учетом вашего личного опыта, Сергей Семенович, региональные выборы в России — это благо?

— Я могу работать в любой ипостаси, быть и назначенным, и избранным. Заряжаюсь на результат вне зависимости от схемы, позволившей занять ту или иную должность. Если же говорить в целом… Управленцу, который приходит на высокий пост, не понюхав пороха избирательной борьбы, не ощутив прямой связи с населением, сложнее. Плеяда выборных губернаторов все-таки заметно отличается от назначенных. Разные люди! Пройти через горнило выборов полезно. Это дает ощущение региона, понимание проблем. И ответственность перед людьми повышается.

— А нынешняя история вам зачем?

— После принятия федерального закона о выборах глав регионов было бы неправильно прятаться за отговорки: мол, срок не вышел или момент не лучший. Если у москвичей появилась возможность напрямую избрать мэра, нельзя лишать их такого права. К слову, мы ведь могли избежать этого. Достаточно было прописать соответствующую норму в региональном законе, внести в Устав Москвы строку о назначении мэра. Но я настоял на прямых выборах, хотя и выслушал весомые аргументы против. Понимал: Москва — самый политизированный и демократически настроенный город России. Где проводить выборы, если не здесь?

— Вот и получаете теперь по полной. Наверное, много нового о себе узнаете. О квартирах и не только.

— У меня уже выработался определенный иммунитет. Не сомневался, что в ход пустят и ложь, и провокации. Нет, никаких особых откровений не случилось. С другой стороны, нигде в мире не бывает стерильных и пушистых выборов. Увы, закон жанра. Противникам без серьезной программы, реального опыта работы и интересных предложений только и остается, что переходить на личности.

— Вы-то напрямую ответить не можете, поскольку в дебатах не участвуете.

— Но мы находимся в одном информационном поле, новостные потоки так или иначе пересекаются… Другое дело, что в отличие от оппонентов я не понаслышке знаю, как работает исполнительная власть. Наобещать можно что угодно, но за сказанное надо отвечать. Люди претендуют на пост мэра и при этом имеют лишь теоретическое представление об устройстве государственной машины. В Москве ничего не сделать без постоянной коммуникации и четкого взаимодействия с администрацией президента, правительством России, министерствами, ведомствами, обеими палатами Федерального собрания. Любой перекос в налаженных отношениях приводит к сбою. Приведу пример.

Возглавив мэрию, я вскоре столкнулся с проблемой огромного количества инвестиционных контрактов, которые по сути разрушали Москву. Пришлось пробивать сложнейший федеральный закон, вносить поправки в Земельный и прочие кодексы, чтобы остановить этот маховик, зачистить площадку и принять иные, более адекватные градостроительные решения. Без понимания, как устроена высшая власть в России, без хороших контактов наверху сделать это было бы нереально. Против нас боролось все девелоперское сообщество, на кону стояли колоссальные деньги!

— Суды еще идут?

— Да, но обычно их выигрываем мы, поскольку вовремя провели необходимые законодательные решения.

— А на мировую соглашаетесь?

— Чаще всего так и поступаем, чтобы не доводить до абсурда. Вы ведь видите: мы расторгли контрактов на 55 миллиардов долларов, а лобовых конфликтов почти нет. Никто не хлопнул дверью, не сказал, мол, из-за изменений правил игры больше ни ногой в Москву. Наоборот! Объем капиталовложений и ввода недвижимости в столице не упал, а вырос. Мы перешагнули докризисный уровень 2008 года, вошли в пятерку мировых лидеров среди крупных городов по инвестициям. Рассчитываем в ближайшие годы войти и в топ-тройку. В Москве реализуются самые крупные в мире инфраструктурные проекты — строительство метро, авто- и железных дорог. Ничего подобного нигде нет. До 2020 года хотим увеличить сеть Московского метрополитена почти на 160 километров. Где еще вы видели такие темпы? К примеру, в Париже десять лет говорят о чем-то похожем, но ни кола пока не вбили…

— Да, только один из претендентов на кресло мэра критикует вас за то, что контракт на строительство новых станций и линий метро на сумму пятьсот с лишним миллиардов рублей получила единственная участвовавшая в конкурсе фирма. И по удивительному совпадению она полностью принадлежит правительству Москвы.

— Инжиниринговая компания «Мосинжпроект» будет руководить работами. Она берет на себя функцию генерального менеджера и проектировщика. А непосредственно строить станут лучшие метростроевцы со всей страны.

— Когда вы, Сергей Семенович, говорите об отказе от заключенных прежде инвестиционных контрактов, то бросаете камень в огород предшественника на посту градоначальника?

— Нет, речь о другом. Вспомните Москву начала 90-х. Полный хаос, отсутствие понимания, как и куда развиваться, ноль инвестиций. Все встало. Потом начался бум, высокими темпами взялись строить жилье, торговые центры, коммерческую недвижимость, дороги… Но это как объесться после голодухи. Надо реально оценивать возможности организма, быть разборчивым. В Москве вовремя не задумались, что ждет город завтра, попытались урвать выгоду с каждого клочка земли, заботились лишь о максимальных доходах, получаемых от инвесторов. Но нельзя же превращать столицу в площадку для экспериментов или чью-то персональную кормушку! Упустили момент, когда нужно было остановиться, осознать масштаб накопившихся проблем, принять новую стратегию. В итоге стали сползать к транспортному коллапсу, структурной несбалансированности, моноцентрическому развитию, отсутствию общественного пространства, удаленности жилых районов от рабочих мест… Поезд набрал ход, и остановить его было трудно. Тут и подписанные контракты с инвесторами, и инерционность мышления чиновничьего аппарата... Представьте, каково все это реструктурировать, развернуть в противоположную сторону! Огромная ведь махина! Поэтому я не виню никого персонально, но факт остается фактом. Так случилось.

— А когда, по-вашему, стоило разворачивать оглобли?

— Как минимум в начале нулевых. Зажимать строительство коммерческой недвижимости в центре, заставлять инвесторов возводить жилые микрорайоны на окраинах параллельно с рабочими местами, не только прокладывать дороги, но и отдать приоритет развитию общественного транспорта. Ни один мегаполис мира не может позволить, чтобы все частные автолюбители раскатывали по городу из конца в конец. Так не бывает!

— Словом, десять лет город шел не в ту степь?

— Да, Москва загоняла себя в тупик, там и оказалась.

— И сегодня поздняк метаться?

— Надо не руки опускать, а наверстывать упущенное. Прекращаем строить офисы в центре, по-другому обустраиваем новую Москву. Не огромные спальные районы из 25-этажек, а места, где можно не только жить, но и работать.

— Системные проблемы вы увидели, став мэром, или еще в Кремле и в Белом доме ощущали: что-то в Москве идет не так?

— Понимание, что столица нуждается в переменах, было и раньше, но масштаб осознал, возглавив московское правительство. Прежнее руководство не особенно делилось информацией, не стремилось привлекать федеральный центр к решению острых вопросов. Ко мне пару раз приходили, рассказывали о повороте сибирских рек, еще каких-то глобальных проектах, не имеющих прямого отношения к Москве…

— Фамилию Лужкова вы сознательно не называете, Сергей Семенович?

— Повторяю, за два десятилетия в городе сделано много хорошего. Достаточно сказать, что треть москвичей живет сейчас в домах, построенных за последние четверть века. Представляете? С другой стороны, есть просчеты, которые надо было исправлять раньше.

— И сколько будет длиться работа над ошибками?

— Как и во всех городах, всю жизнь.

— Чью?

— Города. Он же постоянно растет, меняется, развивается. Надо лишь задать правильный вектор. Это самое сложное. Необходимо двигаться вперед и все время сверять курс. Здесь залог успеха. Например, к 2020 году рассчитываем решить транспортную проблему. Многие говорили: «Не берись, этот узел не развязать». Но я не боюсь ответственности. Безусловно, у меня нет волшебного рецепта, потребуется целый комплекс шагов. В 2015 году запустим МКЖД, и Малое кольцо железной дороги станет еще одним пересадочным контуром между пригородами и столицей. Протянем линию метро до Солнцева и Ново-Переделкина, откроем десятки других станций подземки, реконструируем наиболее перегруженные пригородные железнодорожные магистрали, переделаем основные развязки на МКАД, наведем порядок с парковками. Думаю, лет через пять жители и гости Москвы обязательно почувствуют реальные перемены на дорогах. Меня спрашивают: «Зачем вы дали 50 миллиардов рублей на развитие пригородного железнодорожного сообщения?» Мол, это не проблема Москвы. Отвечаю: «Да, не проблема. Только сегодня мы каждое утро получаем миллион частных машин на въезде в город». Арифметика простая…

— Дело буксовало и по той причине, что руководители Москвы и области попросту не могли сесть за стол переговоров из-за взаимной неприязни.

— Мы наладили нормальный диалог с властями Подмосковья. Никаких сложностей тут нет. Работаем в полном контакте.

— Но, согласитесь, транспортом узкие места не ограничиваются. Навскидку можно назвать здравоохранение, образование…

— Сказать, будто в Москве медицина запущена, нельзя. Она значительно лучше, чем в большинстве регионов страны. И квалификация врачей выше. Другой вопрос, что у жителей столицы иные потребности и запросы. Те, у кого есть деньги, нередко предпочитают страховую медицину или едут лечиться за границу. Остальные пользуются муниципальными поликлиниками, но в любом случае люди рассчитывают на большее, чем в провинции. У столичного здравоохранения есть потенциал, чтобы стать первоклассным медицинским кластером для всей России. Уже сегодня московские больницы оснащены оборудованием по мировым стандартам — томографы, УЗИ, рентген… Но технику закупить проще, чем найти высокопрофессиональный персонал. Эту проблему за год-два не решить. Процесс длительный. У нас есть прекрасные врачи, хотя средний уровень все же оставляет желать лучшего. Нужно установить планку на высоте, ниже которой не опускаться ни при каких обстоятельствах. Для этого надо менять систему обучения и повышения квалификации кадров. Молодые специалисты за счет города едут на стажировку в Израиль, Швейцарию, Германию, но пока мы в начале пути. Конечно, и зарплата у врачей должна быть достойной. Тогда возникнет конкуренция.

Вот учителям стали платить почти в два раза больше, и сегодня в школах Москвы нет свободных вакансий, туда трудно устроиться. И родители все чаще забирают детей из частных учебных заведений, переводят в муниципальные, поняв, что у нас уровень образования, технического оснащения не хуже, а нередко и лучше. Зато в районных поликлиниках не хватает примерно пятой части участковых терапевтов. Люди не слишком рвутся на такую работу. Нагрузка большая, а деньги относительно скромные. Фанатов профессии и бессребреников найти непросто. Значит, нужны новые стимулы и мотивация. Да, сделано много, но, будем откровенны, поликлиническое, первичное звено пока остается самым слабым местом в цепи. Вот и выправляем ситуацию.

— А главная ваша головная боль сегодня, Сергей Семенович?

— Мне приходится всем заниматься, ничего нельзя упускать из вида. ЖКХ, энергетика, образование, культура… Мы шаг за шагом меняем, улучшаем городскую среду. Вот вы знаете, что за последние три года помимо обновления парков культуры и отдыха было реконструировано или создано сто новых? Плюс пешеходные улицы появляются, как пирожки из печки. Пешая зона от Столешникова переулка через Камергерский и Кузнецкий Мост протянется на 1900 метров. Кто-то скажет: подумаешь, ерунда! А между тем это протяженность Елисейских Полей в Париже. И мы не собираемся останавливаться. У нас будет самая длинная обустроенная набережная в Европе — от «Музеона» до Воробьевых гор. Одиннадцать километров! В каждом округе Москвы сделаем по три пеших маршрута... Внимательно слежу за происходящим в городе, хотя, конечно, чаще других пока обращаюсь к вопросам, связанным с транспортом. Это наиболее острая проблема. Вынужден во все вникать, поскольку сам принимаю конечное решение. Одни говорят, мол, надо строить эстакаду, другие, что нет… А последнее слово — за мной. И ответственность тоже на мне. Подход по принципу «баба ела и гадала» не годится, каждый шаг должен быть выверен и рассчитан. Я должен разобраться в проекте, понять его суть, лишь после этого ставлю точку. Если полагаться на интуицию или русский авось, ничего хорошего не получится. Проверено! Давно это понял. Чтобы провести в отрасли структурные изменения и добиться положительного результата, нужно прочувствовать все изнутри. Когда говорят, дескать, стану мэром, приглашу классных спецов, они все наладят и организуют, я лишь улыбаюсь. Ничего путного из этого не вырастет. Любая городская проблема — межотраслевая, интегрированная. Нужны комплексные решения.

— Велик соблазн окружить себя теми, кто умеет угадывать желания начальства, смотрит ему в рот…

— Вам бы послушать, какие дискуссии разворачиваются в столичном правительстве! Зачем мне держать рядом, извините, лизоблюдов и брехунов? К лести и подхалимажу я невосприимчив, сужу о людях по делам, а не по словам. Работаю не на процесс, а на результат. И москвичи за все происходящее в городе спрашивают с меня, именно я в конечном итоге отвечаю за порядок. Как единственный политик на уровне городской исполнительной власти. Система у нас в стране так устроена. По Уставу Москвы мэр руководит сотнями тысяч людей, несет ответственность за основные инвестиционные проекты. Называйте это ручным управлением или как-то еще…

— А ошибки признавать умеете?

— Думаю, никто этого не любит, хотя в самокритичности мне не откажешь. И чужое мнение уважаю. На веру не приму, но аргументы выслушаю. Если просчитались в чем-то, будем исправлять. Мы же не на войне: приказали взять высотку и без разницы, сколько солдат поляжет при штурме… Нужна гибкость. Плюс команда, разделяющая принципы. Всю работу за подчиненных не сделаешь, хоть умри, а бездари могут загубить любую гениальную задумку. Поэтому необходимо подбирать правильные кадры, хотя это и непросто.

— Предполагаете перетряхнуть команду, воспользовавшись выборами?

— Обновляю правительство города по мере необходимости, ждать выборов для этого мне ни к чему.

— За дебатами оппонентов следите? Что-то полезное для себя услышали?

— Ну да, в городе, оказывается, есть проблемы с транспортом, здравоохранением, нелегальной миграцией… Словно те же нелегалы для нас откровение! Теме этой много лет. Более того, в Уголовном кодексе есть статья о наказании за организацию подобной незаконной деятельности. Никогда прежде она не применялась, и лишь сейчас в Москве возбуждено несколько дел по ней. Это станет хорошей профилактикой для нечистых на руку бизнесменов. Понимаете, ткнуть в болевую точку каждый может, а ты попробуй решить вопрос! Ведь и мигранты городу нужны. Не дешевая рабсила, не все подряд, а знающие нашу культуру, язык, обладающие определенной квалификацией и навыками специалисты. Самое простое — выступить с трибуны с пламенной речью, сказать, мол, коммерческую недвижимость в центре снесем, тарифы ЖКХ понизим, пенсии старикам повысим. А как это исполнить? Завиральными штучками можно заморочить голову избирателям, но тот, кто раздает такие авансы, понимает, что ему их никогда не оплатить.

— А не было у вас, Сергей Семенович, мысли, к примеру, дать Алексею Навальному пост в городских структурах, чтобы он на практике продемонстрировал свои таланты?

— Он уже работает у нас.

— Надо же! И давно?

— А вы не знали? У Навального есть портал, пишущий о состоянии дорог. Он так и называется — «РосЯма». С гендиректором сайта мы заключили соглашение, нам пересылаются замечания о выявленных нарушениях. По каждому факту принимаем меры. Так что Навального можно назвать заслуженным коммунальщиком Москвы. Жаль, предложений от Алексея получаем маловато. Через наш портал проходят сотни тысяч обращений, а от Навального — единицы. Но все же спасибо…

— Как, к слову, оцениваете нынешнюю избирательную кампанию?

— Считаю, мы сделали главное: создали базу для проведения честных и прозрачных выборов. Все, что зависело от городских властей, выполнено. Я лично приложил много усилий, чтобы кандидаты от основных партий, захотевшие участвовать в выборах, смогли преодолеть муниципальный фильтр. Наверное, со временем его можно будет отменить, сегодня же без него мы получили бы несколько десятков претендентов на пост мэра и выборы окончательно превратились бы в шоу. Но то, что могло стать провокационным фактором при подсчете голосов, устранено. Практически не будет открепительных удостоверений и голосования по спискам предприятий непрерывного цикла, активно внедряем видеонаблюдение на избирательных участках, по максимуму установим КОИБы. Остальное — за москвичами. Выбор за ними. Приму его с пониманием, каким бы он ни был. Тем не менее надеюсь на поддержку горожан…

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера