Архив   Авторы  
Даже Попавшие под амнистию предприниматели уверены, что ею одной делу не поможешь. Бизнес-климат может улучшить только кардинальное изменение в судебной и следственной системах

Простить нельзя помиловать
Политика и экономикаВ России

Российскому бизнесу экономическая амнистия вышла боком



 

Так называемая экономическая амнистия еще в самом разгаре, а Совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека уже предложил Владимиру Путину провести новую, предусматривающую прощение всех осужденных за ненасильственные преступления, в ознаменование 20-летия российской Конституции. Для начала, однако, полезно было бы подвести хотя бы промежуточный итог текущей кампании по реабилитации предпринимателей. «Итоги» побеседовали с некоторыми ее фигурантами и выяснили, почему не задалась бизнес-амнистия.

«Йес, йес, ОБХСС»

Мнения насчет итогов бизнес-амнистии различаются лишь степенью сарказма. От политкорректного главы того самого Совета по правам человека Михаила Федотова, заявившего «Итогам» следующее: «Из того, что могло бы получиться, реализована даже не половина, а четверть». До совсем неполиткорректной координаторши общественного объединения «Русь сидящая» Инны Бажибиной, которая резюмировала: «Самый короткий анекдот: «Это амнистия».

Темпы выхода на свободу не оставляют шансов на реализацию даже весьма скромного плана полпреда президента в Думе Генри Минха, который надеется, что амнистии будут подвергнуты три тысячи человек. На деле с начала кампании — 4 июля — амнистированы лишь 180 предпринимателей. Реально вышли на свободу и того меньше. По данным Федеральной службы исполнения наказаний на 3 сентября, 118 из них состояли на учете в уголовно-исполнительных инспекциях (то есть и так находились на свободе), 21 — отбывал наказание в исправительных учреждениях, 41 — освобожден из следственных изоляторов. Можно, конечно, как это делают некоторые депутаты Госдумы, добавить к этим безрадостным цифрам еще и тех неарестованных бизнесменов, в отношении которых просто прекращены следственные действия. Но таковых набралось лишь 234 человека, что нисколько не меняет общей картины.

Нет сомнений: освобождение даже одного осужденного по экономическим статьям — это, безусловно, благо. Для него лично, родных и близких. Но на среднюю температуру по больнице, то есть на российский бизнес-климат, цифры в пределах статистической погрешности никак не влияют. По самым скромным оценкам, «за экономику» у нас сидят 13 тысяч предпринимателей. Всего же осужденных бизнесменов — 110 тысяч. Так что даже если случится чудо и амнистируют предсказанные Генри Минхом три тысячи — это все равно капля в море.

Причина, как говорят эксперты, в том, что шанса на амнистию были изначально лишены осужденные по самой массовой бизнес-статье УК, которая официально таковой не является. Это статья 159 (мошенничество). Впрочем, под амнистию не попал целый ряд статей...

Есть еще проблема: обязательными условиями получения свободы является признание вины и выплата причиненного ущерба. По официальным данным, за два месяца действия амнистии выплачено 248 миллионов рублей. Но известны многочисленные случаи, когда ущерб присутствует лишь на бумаге. Точнее — на страницах судебного постановления. Самый яркий пример такого рода — сумма ущерба, присужденная бывшим владельцам «ЮКОСа», которая превысила выручку компании. «Вот и получается, что в основном на свободу выходят те, кто брал кредиты по поддельным документам», — возмущается зеленоградский бизнесмен Руслан Телков, на себе ощутивший, каково это — попасть под статью.

«Деньги ваши — будут наши»

Сухие данные статистики не способны раскрыть сути происходящего. Для этого надо поглубже погрузиться в прозу жизни. История предпринимателя Телкова вполне себе показательная. Уголовное дело против него было возбуждено по крайне актуальной статье 146 УК — «Нарушение авторских и смежных прав». Думаете, бизнесмен нелегальными копиями фильмов в Интернете торговал? Все куда замысловатее. Видели обивку на стульях да диванах, рисунок помните? Нет? А надо бы помнить, если вы как раз мебельные ткани производите. Руслана обвинили в том, что его завитушки точь-в-точь такие, как те, товарный знак на которые принадлежит неким американским и турецким фирмам. И не важно, что по закону дизайн мебельной ткани, как художественно-конструкторское решение внешнего вида изделия, является объектом патентного права, а у «потерпевших» не было зарегистрированных на территории России патентов, тогда как у Телкова таковые имелись. Не сыграл роли и тот факт, что экспертиза рисунков тканей, как выяснили впоследствии специалисты центра «Бизнес против коррупции», была поддельной. Не обратили следователи и судьи внимание и на то, что письменные запросы Телкова к «пострадавшим» вернулись к адресату с пометкой «по данному адресу таких фирм не обнаружено».

Версия самого предпринимателя: «Группа компаний — монополистов на мебельном рынке незадолго до начала моих злоключений потребовала, чтобы мы повысили цены на ткани, мы отказались». Дело в том, что до 40 процентов от себестоимости мягкой мебели зависит от цены обивки. Дешевле ткань — конкурентоспособнее готовое изделие. За отказом нашего героя поднять цены, что удушило бы мелких производителей диванов-кресел, последовал арест 25 километров (да, да, километров) ткани, которую увезли на склад конкурентов Телкова «на ответственное хранение». А на бизнесмена завели уголовное дело: «Сначала попытались по статье «контрабанда», но документов не нашли, тогда выбрали 146 статью УК». При этом объявили Руслана в федеральный розыск, очевидно, запамятовав, что он проживает на соседней от отделения МВД улице. Через полгода нахождения под стражей семья и адвокаты добились того, что дело Телкова было рассмотрено в прокуратуре. «Прокурор пришел в ужас и потребовал через суд моего освобождения», — вспоминает бизнесмен...

В общей сложности Руслан провел за решеткой год. И все это время пытался добиться того, чтобы ему показали главный вещдок — арестованную ткань. Только когда дело передали из Зеленограда на московский уровень, требование было удовлетворено. Но на складе оказалась не та ткань. «Они мою явно продали. На имевшихся рулонах не было ни пломб, ни моей подписи, да и на фото видна дата изготовления — время, когда я был за решеткой», — говорит Телков.

Бизнесмена в итоге выпустили. Предлагали по амнистии, но Телков заупрямился: не захотел выплачивать 11 миллионов рублей ущерба. «Откуда эта сумма? Кому я должен?» — возмущается он. Вышел бесплатно, дело просто развалилось. Но это, можно сказать, повезло. Другим — совсем наоборот. Нижегородец Александр Бекусов заплатил за свободу по амнистии аж 140 миллионов рублей — львиную долю всей общероссийской выручки от кампании по освобождению предпринимателей. Остается выяснить, за что именно он заплатил.

Бекусов — девелопер. Строил жилые дома, офисы, торговые центры... «Моя компания и привлеченные нами инвесторы вложили в экономику области свыше миллиарда рублей, мы активно развивались, на балансе было уже 14 объектов», — рассказал он «Итогам». Бекусов также считает себя жертвой рейдеров. Кто заказал, не знает. Дело же было так: нежданно-негаданно получил приглашение к следователю, не чуя беды пошел и был тут же препровожден в СИЗО. Оказалось, некие неустановленные лица подали на него жалобу, точнее, на фирму, где он когда-то числился, но откуда давно ушел. Формулировка «неустановленные лица» — одна из самых загадочных тайн нашего следствия. Эти самые лица могут подвести под монастырь самого законопослушного гражданина. Имеются в делах предпринимателей и многие другие чудеса.

Строитель Бекусов, к примеру, находясь в СИЗО, умудрился приобрести на свое имя авиабилет до Дубая. Оный был предъявлен следствием в суде в качестве обоснования для дальнейшего нахождения бизнесмена под стражей. Номер не прошел: судья обратил внимание на дату покупки вещдока. «Я решил, что претензии сняты, и расслабился», — признается в собственной наивности Бекусов. И напрасно: через полтора месяца за ним опять пришли — он оказался под домашним арестом. Отсутствие в законе четкой детализации этой процедуры легко позволяет превратить меру пресечения едва ли не в пытку либо, наоборот, в приятное времяпрепровождение. Сравните марш-броски по бутикам томящейся под домашним арестом гражданки Васильевой из «Оборонсервиса» и безвылазное по решению суда сидение в четырех стенах гражданина Удальцова из «Левого фронта». В первом случае — почти полная свобода, ограниченная лишь аксессуаром в виде электронного браслета на ноге. Во втором — покинуть квартиру нельзя, звонки и посещения только с разрешения следователя. Рано или поздно подвергаемый домашнему прессингу «клиент» нарушит условия такого ареста и будет помещен под стражу.

Ну а на особо стойких типа Бекусова есть своя управа — показания «очевидцев» о том, как к нему приходили «сообщники». Бизнесмен вновь оказался в СИЗО. Перед этим записал видеообращение к губернатору Шанцеву и президенту Путину с подробным изложением своей истории, которое товарищ выложил в Интернет. «Самое грустное в том, что у меня в компании работали 700 человек, у моего знакомого, попавшего в схожую ситуацию, — 300 , еще у одного — 1,5 тысячи. И все эти люди лишились заработка! А инвесторы? Никто после этого вкладываться не захочет», — негодует Бекусов.

Он вышел по амнистии. Хотя на него и было заведено, вы не поверите, 120 уголовных дел. Каким образом? После простоя строек по причине ареста главы фирмы следствие доходчиво объяснило дольщикам, что квартир они не получат, если не напишут заявлений на проведение финансовой проверки компании Бекусова. Впрочем, вскоре число дел сократилось со 120 до 35 — слишком уж очевидным была бездоказательность некоторых претензий. Но и этого хватало с избытком на 10 лет колонии.

По-хорошему Бекусов мог выйти и без амнистии: в его случае закон предполагает освобождение «по договоренности сторон». Но этот шанс ему предоставили только в связи с объявленной Думой амнистией. Пришлось раскошелиться. Цена свободы — 140 миллионов рублей. Всего же Бекусов потерял 700 миллионов. «Восстановить бизнес будет крайне сложно, но я остаюсь в России», — упорствует он. А сейчас пытается вернуть по судам хотя бы часть потерь.

Еще одной и очень немалой кoгорте предпринимателей никакая амнистия не поможет по причине того, что они перешли дорогу не просто конкурентам, а власти. Как правило, местного уровня, очень тесно сросшейся с бизнесом. Что, например, приключилось с астраханцем Павлом Арслановым. Как он рассказал «Итогам», теперь уже бывший мэр города незаконно расторг договор аренды на снимаемое фирмой Арсланова помещение. При этом предложив последнему выкупить его по тройной цене. Арсланов подал в суд и... оказался под следствием.

Наш герой строил дома для молодых семей. Оплачивалось строительство преимущественно из бюджетных средств: часть давал Пенсионный фонд, часть — Росмолодежь. Государственные деньги, как правило, поступали с задержками, сроки сдачи домов потихоньку сдвигались. Все в пределах обычной практики выполнения госзаказа. Уголовное дело было возбуждено в марте 2012 года. Сначала, по словам Арсланова, по все той же «мошеннической» 159 статье, но через полгода переквалифицировано на 160 статью УК («Присвоение или растрата»). Причем размеры ущерба были определены «методом визуального осмотра». «Я видел заключение, клянусь, там так и было написано!» — то ли возмущен, то ли восхищен Арсланов.

Примечательно, что со стороны заказчика претензий к предпринимателю не было. Позднее апелляционный суд отменил приговор в 3,5 года лишения свободы. Отсидел он в общей сложности четыре месяца. «А ведь есть такие, кто по аналогичным делам находится за решеткой по 3—4 года! Это ж какой бизнес-климат такими действиями формируется?!» — удивляется бизнесмен.

Не было такого уговора

Из проведенного «Итогами» мини-опроса видно, что сами предприниматели не хотят никакой амнистии. Они соглашаются на нее лишь в самом крайнем случае, получив большой срок или при реальной угрозе такового. Большинство предпочло бы амнистии адекватные следствие и суд. Ну а по прежним делам — действительно широкую амнистию, которая пока что является лишь ее бледной тенью. Удастся ли правозащитникам пролоббировать масштабную амнистию «под соусом» 20-летия Конституции? В этом есть серьезные сомнения. Если амнистировать всех подозреваемых или осужденных за что-нибудь ненасильственное, это же придется выпустить и Удальцова, и хулиганок из Pussy Riot, и, страшно сказать, самого Михаила Ходорковского с Платоном Лебедевым. А того политическая целесообразность не велит.

Кстати, бывших совладельцев «ЮКОСа» и так в результате либерализации законодательства должны освободить уже в будущем году. Этот факт часть власти сильно раздражает. В результате, по некоторой информации, следователи, ведущие так называемое дело экспертов, заинтересовались не только всякими там либеральными экономистами, но и чиновниками высокого ранга, а также депутатами Госдумы, работавшими над либерализацией уголовного законодательства. Мол, так ли уж бескорыстно они ратовали за смягчение наказаний по экономическим преступлениям. А ну как либералы во власти подкуплены фигурантами громких уголовных дел?

В такой обстановке в амнистию «для всех», за которую ратует Совет по правам человека, верится с трудом. Во всяком случае почти невозможно предположить, что она и правда будет соответствовать пожеланиям Михаила Федотова — быть масштабным «актом гуманизации, подводящим черту под событиями последних двух десятилетий». Похоже, рано нам еще подводить черту под начальным этапом становления нового российского капитализма. У следствия есть еще много чего и кому предъявить...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера