Архив   Авторы  
На 80-е годы пришелся пик политического противостояния СССР и США. Олимпиаду-80 в Москве бойкотировали спортсмены из 64 государств

Игры громовержцев
Политика и экономикаВ России

Почему Олимпиады остаются ареной для политических игрищ







 

Авторство слогана Citius! Altius! Fortius! — «Быстрее! Выше! Сильнее!» приписывают французскому священнику Анри Дидону, истовому популяризатору физкультуры. Звонкая фраза понравилась Пьеру де Кубертену и с его легкой руки стала девизом Олимпийских игр. Творческого подхода к этому наследию барон не проявил. А ведь так и просилось в девиз четвертое слово — «Дальше!». В смысле: дальше от политики! Ведь с момента своего возрождения современное олимпийское движение к политике имело едва ли не большее отношение, чем к спорту. Редкие Игры обходились без столкновений сверхдержав и прочих сильных мира сего.

Труд и оборона

Все началось с противостояния Франции и Германии. Когда немцы первыми докопались (в прямом смысле слова) до олимпийского наследия, Париж стерпеть унижения не смог. В 70—80-е годы XIX столетия в ходе раскопок в греческой Олимпии, которые по большей части вели германские археологи, были обнаружены масштабные спортивные сооружения. Вот тут-то и появился на сцене барон де Кубертен.

Парадокс, но, рассуждая о том, что в возрожденных Олимпиадах не может быть даже намека на политику, француз руководствовался мотивами политическими. Цитируем: «Германия раскопала то, что осталось от древней Олимпии. Почему Франция не может восстановить былое величие?» Практической целью кубертеновской идеи было усиление французской армии. По его мнению, плохое физическое состояние французских войск стало причиной поражения в войне 1870—1871 годов. Короче, Олимпиады призваны были стать чем-то вроде сдачи норм ГТО.

Впоследствии отец-основатель пытался сглаживать политически окрашенные олимпийские скандалы. Однако получалось это из рук вон плохо. Взять хотя бы Олимпиаду-1936 в Берлине. Столица Германии была избрана местом ее проведения еще в 1931 году — за два года до прихода к власти нацистов. В 1933 году по инициативе Американского атлетического союза стала обсуждаться идея переноса Олимпиады из столицы Третьего рейха. В Берлин для ознакомления с ходом подготовки к Играм в августе 1935 года прибыл сам Пьер де Кубертен. Барон был настолько очарован арийским культом спорта, что даже пообещал завещать Германии права на свои книги, а Гитлера назвал «одним из лучших творческих духов нашей эпохи».

МОК решил подстраховаться и направил в германскую столицу еще одну комиссию. Но и ее члены не углядели ничего криминального. Глава комиссии, президент НОК США Эйвери Брэндедж заявил, что бойкот — это «чуждая духу Америки идея, заговор в целях политизировать Олимпийские игры».

История все расставила по местам. После Второй мировой войны решения МОК в связи с берлинской Олимпиадой были признаны едва ли не преступными, Международному олимпийскому комитету пришлось принести публичные извинения. Впрочем, большая политика стала основным содержанием олимпийского движения задолго до Игр в Берлине.

Вход и выход

Первый громкий скандал случился в связи с присоединением к Играм России — на IV Олимпиаде, прошедшей в 1908 году в Лондоне. На беду тогда было решено организовать первую церемонию открытия в виде шествия команд под государственными флагами. Британцы, как водится, подложили России свинью. В Играх было разрешено участвовать Великому княжеству Финляндскому, входившему в состав Российской империи. Ее представители, естественно, потребовали, чтобы на церемонии открытия финны шли под имперским триколором, а не под национальным флагом. Те отказались и прошли без флага вообще. Финны отыгрались на спортивных аренах. Сборная Великого княжества выиграла 5 медалей, став десятой в общекомандном зачете. А команда российских спортсменов заняла лишь 15-е место. Урок пошел впрок. Уже на следующей Олимпиаде в Стокгольме Россия была представлена 169 участниками.

Олимпиада-1920 в Антверпене вошла в историю как первый случай запрета на участие той или иной страны. В качестве наказания за развязывание Первой мировой войны МОК решил не приглашать спортсменов из Германии и ее союзников. В их число, кстати, угодила и Советская Россия, подписавшая с Германией сепаратный Брестский мир. Для нашей страны олимпийское отлучение продлилось аж до 1952 года. До середины 30-х годов МОК предпочитал иметь дело с российскими эмигрантами — в частности, с князем Львом Урусовым, представлявшим Россию в МОК целых 23 года (1910—1933). Впрочем, Лев Владимирович делал все от него зависящее, чтобы вернуть Россию в олимпийскую семью. В 1923 году Урусов разрабатывал проект параллельного участия в Играх сборных России — советской и эмигрантской. Де Кубертен поддержал инициативу князя, но она не получила одобрения МОК. Еще раньше была отвергнута просьба Главного управления всевобуча РСФСР о допуске на Игры в Антверпене восьми советских спортсменов. Официальная причина отказа — РСФСР не признает финансовых обязательств царского правительства.

В период подготовки к следующим Играм в Париже в 1924 году уже сам МОК предпринял попытку вовлечь СССР в олимпийское движение. При посредничестве Французского рабочего спортивно-гимнастического союза оргкомитет парижской Олимпиады направил в Москву приглашение. Но там заартачились, оскорбившись тем, что приглашение было сделано через посредника. Впрочем, официально советский отказ был обоснован иначе: «В знак протеста против отлучения от Игр спортсменов Германии». Тем не менее на Олимпиаду в дружественный Берлин советские атлеты в 1936 году тоже не поехали.

Неудивительно, что в годы олимпийского отлучения СССР попытался создать альтернативу Играм. В ряде стран Европы были созданы организации, занятые развитием «пролетарского спорта». Их представители участвовали в инициированных советским руководством спартакиадах. Однако затея со спортивным сепаратизмом закончилась ничем.

Кровь и пот

С возвращением нашей страны в олимпийскую семью скандалов не убавилось. Противостояние двух систем началось сразу же — на Играх 1952 года. В Хельсинки по золотым медалям сборная США обошла советскую команду почти в два раза, но в общекомандном неофициальном зачете обе страны оказались по соседству. На Западе сочли, что успехи сборной СССР объясняются нарушением Олимпийской хартии. Последняя допускала лишь двухнедельные сборы, советские же спортсмены, дескать, более полугода тренировались на специальных базах. Также вопреки хартии, запрещавшей любителям соревноваться за деньги, в СССР действовало положение, в соответствии с которым рекордсменов премировали. В Москве, впрочем, быстро нашли контраргумент— большинство спортсменов были зачислены в вузы и стали называться студентами-любителями. Уже на следующей Олимпиаде в Мельбурне в 1956 году СССР возглавил общекомандный зачет.

Беда пришла откуда не ждали. ХХ Игры 1972 года в Мюнхене стали самыми трагичными в олимпийской истории. Боевики палестинской группировки «Черный сентябрь» взяли в заложники группу спортсменов и тренеров из команды Израиля. Не имевшая до тех пор дел с террористами западногерманская полиция начала бестолковый штурм, в результате которого погибли 11 заложников и один полицейский. Игры были прерваны на сутки. Советская делегация проигнорировала траурную церемонию. В Москве посчитали, что раз Израиль — враждебная страна, то нечего и скорбеть.

Мюнхенская Олимпиада запомнилась еще и грандиозным скандалом в баскетболе. Американцы отказались получать завоеванные ими серебряные медали. «Профи» из США считали, что не могли никому проиграть в принципе. Поначалу казалось, что американцы вновь станут олимпийскими чемпионами. В финале со сборной СССР команда США вела в счете с разницей в одно очко. И тут прозвучала финальная сирена. Американцы бросились праздновать победу. Но вскоре выяснилось, что ошибку выдало электронное табло. Судьи дали сборной СССР повторно ввести мяч в игру. На все про все отводилось три секунды. Но их хватило для победы советских баскетболистов. Американцы подали протест, он был отклонен. Голоса в Международной федерации баскетбола разделились строго по фронту холодной войны в соотношении 2:3. Италия и Пуэрто-Рико поддержали США, а Венгрия, Польша и Куба выступили на стороне СССР.

Свои и чужие

Летние Олимпиады в Москве и Лос-Анджелесе стали пиком политизации. Поводом для бойкота московской Олимпиады считается ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. Уровень накала страстей иллюстрирует тот факт, что вопрос об участии западных стран в спортивном событии обсуждался на встрече руководства НАТО 1 января 1980 года. Инициаторами бойкота выступили США, Великобритания и Канада. Правда, в итоге британские спортсмены в Москву все же поехали.

На 82-й сессии МОК госсекретарь США Сайрус Вэнс выдвинул ультиматум. Суть сводилась к тому, что, если советские войска в течение ближайшего времени не покинут Афганистан, США намерены бойкотировать Игры. В ответ президент МОК лорд Килланин напомнил присутствующим: игры принадлежат МОК, а не отдельной стране. Его позиция во многом помогла отстоять московскую Олимпиаду.

В марте 1980 года правительство США опубликовало директиву, требующую от американских фирм прекратить экспорт в СССР продукции, имеющей отношение к Олимпиаде. В апреле администрация Джимми Картера официально объявила о бойкоте и призвала другие страны поддержать эту позицию. Белому дому, однако, не удалось сформировать единый фронт. Правительства Великобритании, Франции, Италии и Испании разрешили Национальным олимпийским комитетам принимать решение самостоятельно. В итоге большинство спортсменов из этих государств на Игры приехали, правда, частным порядком.

США организовали в Филадельфии альтернативные игры «Колокола Свободы», на которые удалось собрать атлетов из 29 государств. По количеству участников антиолимпиада не шла ни в какое сравнение с Играми в Москве. Однако и официальная Олимпиада пострадала. В той или иной форме (не только по политическим, но и по финансовым соображениям) Олимпиаду-80 бойкотировали спортсмены из 64 государств. Как ни странно, но на зимних Олимпиадах, проходивших на пике противостояния двух сверхдержав, политические баталии не отражались никогда. Наверное, все дело во времени года — война-то велась холодная! Ни в феврале 1980 года в американском Лейк-Плэсиде, ни в феврале 1984 года в югославском Сараеве никто ничего не бойкотировал. Зато летняя Олимпиада-84 в Лос-Анджелесе оказалась столь же скандальной, как и московская. Ее проигнорировали все страны соцлагеря, кроме Румынии, Югославии и КНР. Бухарест формально присоединился к бойкоту, но разрешил своим олимпийцам поехать в США частным образом.

Все могло сложиться иначе. Советский Союз был уже крайне слаб, в том числе и физиологически — в плане здоровья генсеков. Тот бойкот стал, по сути, лебединой песней советской империи. В Кремле до последнего момента не было единства по вопросу участия-неучастия в Олимпиаде-84. Известно заявление члена Политбюро ЦК КПСС Гейдара Алиева, сделанное в декабре 1982 года на встрече в Кремле с президентом МОК маркизом де Самаранчем. «Мы готовимся к Играм в Лос-Анджелесе. И хотя до нас доходят разговоры о возможном бойкоте с нашей стороны, мы никогда не опустимся до уровня Картера», — заявил Алиев.

В Олимпийском комитете России сохранилась масса документов, указывающих на то, что советские спортсмены активно готовились к Играм-84. Правда, в этих же документах содержится немало рекомендаций из ЦК и КГБ. Главная идея кураторов состояла в том, чтобы неустанно критиковать организаторов Олимпиады-84.

В октябре 1983 года в США вылетела советская делегация во главе с заместителем председателя Спорткомитета СССР Анатолием Колесовым. Надо сказать, что американцы вели себя не слишком гостеприимно. Советским чиновникам запретили лететь до Лос-Анджелеса чартерным рейсом «Аэрофлота». Был также получен отказ принять в порту Лос-Анджелеса теплоход «Грузия», где должна была проживать советская делегация. Наконец, американцы в категоричной форме потребовали заранее отправить в посольство США в Москве списки с фамилиями всех членов олимпийской делегации СССР. Между тем по правилам МОК участники Игр въезжают в страну — хозяйку Олимпиады не по визам, а по олимпийским удостоверениям. Но главным аргументом, повлиявшим на настроение советских «инспекторов», стало, как заявлял сам Колесов, отсутствие письменных гарантий безопасности для олимпийцев из СССР.

Естественно, никаких гарантий дано не было, поскольку само их требование казалось для США оскорбительным. В итоге 5 мая 1984 года тяжело больной генсек ЦК КПСС Константин Черненко подписал постановление Политбюро о неучастии в Олимпиаде. Через три дня более 400 делегатов пленума НОК СССР единогласно проголосовали за то, чтобы не посылать олимпийцев на Игры-84. Одновременно было объявлено о проведении в девяти странах соцблока соревнований «Дружба-84», причем подчеркивалось, что они не являются альтернативой Олимпийским играм.

Наши и ваши

Мало кто помнит, но летняя Олимпиада 1988 года в Сеуле также оказалась на грани бойкота. В итоге ее проигнорировала только КНДР — Пхеньян оскорбился тем, что МОК отверг предложение Ким Ир Сена о переносе части спортивных состязаний в северокорейские города. Москва тоже оказалась в затруднительном положении. Дело в том, что между СССР и Южной Кореей не было дипотношений. И как отправлять спортивную делегацию во враждебную страну? Однако перестройка брала свое. В результате появился на свет филателистический шедевр. В СССР была выпущена серия почтовых марок с текстом «Игры ХХIV Олимпиады. 1988. Почта СССР». Потомкам остается гадать, где же проходила та Олимпиада.

Окончание холодной войны снизило накал олимпийских баталий, но без политики и сегодня не обходится. Скажем, на Олимпиаду в Пекине 2008 года не приехали некоторые лидеры западных держав. КНР вменяли в вину подавление сепаратистов в Тибете, поддержку авторитарных режимов в Судане, КНДР, Зимбабве и Мьянме, а также проблемы с правами человека и цензурой. На открытии Олимпиады флаг США нес уроженец Южного Судана. А на церемонии закрытия с американским флагом прошла уроженка Грузии Хатуна Лоринг. Тем самым Вашингтон продемонстрировал свою поддержку Тбилиси после событий в Южной Осетии.

Тогда же, в августе 2008 года, газета «Вашингтон пост» высказала идею организовать «американо-европейский бойкот зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи». В ответ Владимир Путин заявил: «Нельзя такие вещи политизировать».

Политизировать Олимпийские игры действительно нехорошо, однако без этого почему-то никогда не обходится. Сочинская Олимпиада, судя по всему, не станет исключением, но расстраиваться из-за этого, право слово, не стоит. В глобальном мире такой инструмент, как бойкот, попросту неэффективен. Ну а что касается политиков, так у них девиз такой — стоять, бояться, держать и не пущать. А Олимпиада — это Citius! Altius! Fortius!, как и завещал отец Анри Дидон.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера