Архив   Авторы  
На днях в Нью-Йоркском Музее Моргана открылась выставка неизвестных ранее писем Сэлинджера. Музей приобрел их в 1998 году и держал под замком до его смерти. Они адресованы художнику, другу и бывшему соседу Майклу Митчеллу, который оформил обложку "Над пропастью во ржи". "Пусть я старый козел, я все еще время от времени предлагаю брак каждой прохожей под моим окном" - фраза из письма 66-летнего писателя

На "Ловца"
Искусство и культураСпецпроект

Что достанется наследникам великого Джерома Сэлинджера?



 

Кончина Джерома Дэвида Сэлинджера опечалила миллионы его почитателей во всем мире. И одновременно всколыхнула надежды: а что, если в тайниках усадьбы в Корнише, штат Нью-Хэмпшир, хранятся неведомые доселе шедевры? И мы наконец увидим главного антигероя ХХ века Холдена Колфилда во плоти в экранизации "Над пропастью во ржи". Насколько эти ожидания обоснованны в свете сложных юридических, финансовых и семейных проблем, которые обнаружились после ухода великого писателя-затворника, пытается разобраться нью-йоркский корреспондент "Итогов".

В Интернете и прессе оживленно обсуждают несколько версий по поводу пока неведомого литературного наследия Сэлинджера, умершего в 91 год и прожившего последние полста лет в крохотном городишке в почти полной изоляции от внешнего мира. Первая, оптимистическая: натворил, дескать, угрюмый отшельник целое собрание сочинений, аж 10-15 произведений, причем не рассказов, а полновесных повестей и романов. Домашние подтверждали: каждое утро он садился за письменный стол и трудился несколько часов. Вторая версия, пессимистическая: трудился много, а результат - кот наплакал. Ведь, будучи фанатиком-перфекционистом, оттачивал каждое предложение по несколько недель. Есть и жуткая подверсия: как сошедший с ума писатель из "Сияния" повторял на бумаге одну и ту же фразу. И уж совсем деструктивная: мол, как Гоголь, сжег шедевры в порыве самоуничижения.

Когда писатель в 1953 году переехал из Манхэттена в Корниш, частота публикаций резко уменьшилась, а спустя десять лет вообще свелась к нулю. Последняя прижизненная публикация относится к 1965 году, после которой наступило Великое Молчание. В редком интервью газете "Нью-Йорк таймс" писатель объяснял: "Есть волшебное умиротворение в том, чтобы не публиковаться... Мне нравится писать. Я обожаю писать. Но я пишу для себя и для собственного удовольствия". В своих мемуарах его дочь Маргарет Сэлинджер упоминает придуманную отцом систему классификации неопубликованных рукописей. Скажем, красная пометка инструктировала: "если я умру, не закончив эту вещь, публикуйте ее как есть". Синяя означала: "публикуйте только после редактуры", и так далее.

Сэлинджер как-то заметил, что живет в этом мире, но сам не от мира сего. Пусть психологи разбираются, чего больше в его позиции - врожденной мизантропии или благоприобретенной ненависти к "фальшаку". Факт тот, что он внимательно отслеживал и беспощадно пресекал любые попытки несанкционированных публикаций. Скажем, мемуаристу Йену Хэмилтону, презревшему запрет, пришлось отбиваться от иска и в результате переписывать уже написанную книгу, перефразируя вольным стилем письма Сэлинджера в соответствии с решением суда.

В июне прошлого года возникла новая опасность, когда швед Фредрик Колтинг под псевдонимом Дж. Д. Калифорния собрался публиковать в США продолжение "Над пропастью во ржи" под названием "60 лет спустя: пробираясь сквозь рожь". 76-летний Холден Колфилд, оставшийся и на старости лет вольнолюбивым смутьяном, подумывает, как бы ему бежать из дома престарелых. Но пробираться сквозь рожь в Америке Колтингу вряд ли придется. Адвокаты Сэлинджера подали протест, и суд запретил издание книги в США. Колтинг решение обжаловал, но шанс, что запрет отменят, чрезвычайно мал.

Спекулировать по поводу наследия можно долго и разнообразно, все равно точку поставит только официальная экспертиза. Ее, как считают наблюдатели, придется ждать неопределенно долгое время. Сложные отношения Сэлинджера с бывшей женой Клэр и краткосрочными пассиями, с детьми Маргарет и Мэтью вряд ли отлились в четкие инструкции гипотетического наследства. Так что пока адвокаты разберутся, кому, что и когда, мы вправе лишь строить предположения.

Филлис Вестберг, литературный агент усопшего творца, настроена скептично. Никаких изменений, господа, не будет, не ждите. Но все, конечно же, ждут из Корниша прорыва, сенсаций, откровений про самого загадочного писателя ХХ века. В художественном смысле ожидания самого широкого спектра - от предвкушения первоклассной прозы на уровне "Девяти рассказов" и "Над пропастью во ржи" до страха, что это все окажется провально-маразматической жвачкой от свихнувшегося экс-гения. Предпринимаются попытки оценить и финансовый потенциал наследия. Берут за основу "Над пропастью во ржи", изданную в мире общим тиражом более 65 миллионов экземпляров. Предположив, что в фигуральный карман автора ложился один доллар с каждой книжки, легко подсчитать, что общий сбор мог бы достигать 65 миллионов долларов. Если правы оптимисты насчет написанных в стол 10-15 книг, то дело пахнет кушем, за который наследники явно захотят побороться.

Очевидно, обострит ситуацию и любопытнейший юридический казус. Умер Сэлинджер 27 января 2010 года, то есть во временной промежуток, когда федеральный закон о наследстве закончил свое действие, а новый Конгресс еще не принял. Закон этот многие в США считают драконовским и называют "налогом на смерть", поскольку дядя Сэм будет забирать 45 процентов наследства умершего, если оно превышает полтора миллиона долларов. Скорее всего Конгресс позже в этом году закон утвердит, распространив его действие задним числом на период с 1 января 2010 года. Эксперты-юристы отмечают, что необычная ситуация открывает лазейку, позволяющую родственникам оспорить правомочность применения закона к ситуации с его наследством. Во всяком случае юридические разбирательства в различных инстанциях заставят положить под увеличительное стекло Фемиды многие документы, материалы, фотографии, вещественные доказательства, свидетельства родных и знакомых. И в этом ощущается злая ирония судьбы. Сэлинджер панически чурался любой публичности, даже высоченный забор соорудил вокруг дома (что в принципе для Америки редкость), а здесь его родным придется вытряхивать все его белье на глазах судейских и прессы, а значит, и всего мира.

Адвокат Ричард Берендт, эксперт по наследственным вопросам фирмы Robert W. Baird & Co, полагает, что проблема финансовой оценки литературного наследия станет ключевой. Он напоминает фразу из недавно обнародованного письма, которое Сэлинджер направил одному из своих адресатов в 1957 году: "Я очень серьезно играюсь с идеей оставить непроданные права (на книгу "Над пропастью во ржи") моим жене и дочери в качестве своего рода страхового полиса. Однако должен сразу добавить, меня безмерно тешит мысль, что я не увижу результатов этой операции". Выразительный штрих: само это письмо выставлено сейчас на продажу за 54 тысячи долларов.

По свидетельствам близких, как зритель Сэлинджер страстно любил кино. И даже признался в письме к своему первому редактору и ментору Уиту Бернетту, что полон желания продать права на экранизацию рассказов. Причина банальна: хочется финансовой стабильности. Поэтому он с радостью согласился, когда в середине 1948 года независимый продюсер Сэмюел Голдвин предложил купить у него права на постановку фильма по небольшому рассказу "Лапа-растяпа" (в оригинале - "Дядя Вигли из Коннектикута"). Но появившийся на свет фильм под символическим названием "Мое глупое сердце" разбил все надежды автора на адекватное и хотя бы уважительное прочтение. Критики раздолбали мелодраму режиссера Марка Робсона в пух и прах, несмотря на две оскаровские номинации - актрисе Сюзан Хейворд и хитовой песне Виктора Янга и Нэда Вашингтона (она до сих пор крутится в ретроэфире). После столь неудачного киностарта Сэлинджер зарекся иметь дело с киношниками и пресекал на корню любые попытки перевести его произведения на язык экрана. Он не раз упоминал в своих книгах и письмах о "коррумпирующем влиянии Голливуда".

Зато спустя три года его единственная на сегодняшний день повесть "Ловец во ржи" (Catcher in the Rye), которую Рита Райт-Ковалева гениально перевела на русский, дав ей название "Над пропастью во ржи", стала главным объектом вожделения Голливуда. С самого момента выхода ее в свет автора одолевали предложениями одно соблазнительнее другого. В очереди на экранизацию стояли такие мэтры, как Билли Уайлдер и Стивен Спилберг, продюсер Харви Вайнстайн, обещавшие затворнику восьмизначные суммы. Обаятельного смутьяна и насмешника Холдена мечтали сыграть в разные годы Джерри Льюис, Марлон Брандо, Джек Николсон и Леонардо Ди Каприо. Но все самые изощренные попытки уговорить Сэлинджера разбивались о жесткое и непреклонное "нет". Как заметила литератор Джойс Мейнард, ставшая в 70-е годы на короткое время музой и спутницей писателя, единственным человеком, кто мог бы воплотить Холдена, был сам Сэлинджер.

Теперь, после ухода трудного гения, нам обещают первый прорыв визуальной блокады. Спешно готовится премьера двухчасового документального фильма о Сэлинджере. Первые рецензии - восторженные. Сделал его успешный голливудский сценарист Шейн Салерно, который сейчас пишет для самого творца "Аватара" Джеймса Кэмерона. Салерно помешан на Сэлинджере и, по слухам, вложил в заведомо затратный проект несколько кровных миллионов. Он собирался сделать фильм за полгода, а потратил на него пять лет. Инсайдеры утверждают, что помимо редких съемок и более ста фотографий в фильме есть пять минут беседы с самим Сэлинджером, - во что можно поверить, только увидев это на экране. Поговаривают, что право первого показа отдано предстоящему в мае Каннскому фестивалю. Одновременно свет увидит и семисотстраничная книга, которую Салерно написал в соавторстве с Дэвидом Шилдсом.

Пока суд да дело, библиотека Принстонского университета зафиксировала оживившийся трафик, редкий для академического заведения. Оказывается, здесь хранятся пять неопубликованных рассказов Сэлинджера и несколько его писем. После смерти писателя резко возросло число желающих с ними ознакомиться. Материалы в открытом доступе, копировать их нельзя, а читать можно. Правда, дают в руки ксероксные копии, а не оригиналы.

Нью-Йорк

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера