Архив   Авторы  

Урал-патриот
Политика и экономикаСпецпроект

Эдуард Россель — о том, как Свердловская область едва не стала республикой, почем фунт уральских франков, кто придумал губернаторские выборы в России и вывел на трибуну Бориса Ельцина, о царских костях и мистических знамениях, а также о том, есть ли шпионы на «Уралвагонзаводе»









 

Столько лет они работали бок о бок — Борис Ельцин и Эдуард Россель. Земляки, соратники, единомышленники... Но вышло так, что именно Ельцин 10 ноября 1993 года отстранил Эдуарда Росселя от должности главы администрации Свердловской области. Будущий губернатор-тяжеловес мощнейшего региона России был уволен с волчьим билетом — за превышение должностных полномочий, что на деле означало за провозглашение Уральской республики. Вы спросите, какую память сохранил первый «сепаратист» новой России о первом российском президенте? Судите сами.

— Не ожидали ареста, Эдуард Эргартович?

— Ну это уж слишком. Поскольку я из семьи, где отсидели и были репрессированы все, то не из пугливых. А вообще продолжали действовать схемы из коммунистического времени: еще до указа отключили вертушку, одну, другую. Все ясно. Я был изолирован. Я никому позвонить не мог, ничего не мог сделать. И приходит фельдъегерь, приносит бумагу — снять меня.

— Столько лет работали бок о бок, и вдруг — Уральская республика, когда Ельцин борется за неделимую Россию. Это ваш просчет?

— Нет, это совершенно сознательные действия. Двинуло меня на это неравенство республик и областей. Из республик нет ни одной, которая бы рядом стояла со Свердловской областью по ее мощи — промышленной, интеллектуальной, да какое направление ни возьми. По истории своего развития. Часами надо рассказывать, что за народ в Свердловской области! Очень серьезный народ. Там шутить нельзя. Вы видите, что творится сейчас? И неизвестно, что дальше будет.

В те годы куда ни придешь, везде республиканские министры идут вперед, а ты, область, которая в разы сильнее этих республик, сидишь в очереди и ждешь, пока всех примут. Меня уже вот это задевало. Перед революцией у нас в России было около 80 губерний. И, кстати, губерния была Казанская, которую создал Петр I. Когда я был на Конституционном совещании в Москве, выступал официально, просил записать в Конституцию: кто мы такие. В Китае все китайцы. В Америке все американцы. В Германии все немцы. А мы кто? 147 национальностей — кто мы? Давайте напишем: россияне. Но республики выступили против.

Взял Конституцию РСФСР (действовал еще Основной закон 1978 года), собрал юристов и говорю: что тут, расскажите мне, что за отличия. Оказывается, республики имели полномочия выше, чем области. Почему бы Свердловской области не поднять свой статус до уровня республики? Но для этого область должна провести всенародный референдум. Мы разработали регламент, создали рабочую комиссию, написали конституцию, начали выступать по телевидению, на заводах.

Провели референдум с вопросом: согласны ли жители, чтобы статус Свердловской области был поднят до уровня республики? Больше 80 процентов проголосовали за. И есть решение. Я обращаю внимание, что не допустил ни одной ошибки, чтобы возвыситься как губернатор над кем-то. У нас в конституции не президент республики, а губернатор республики. Конституция принята, опубликована как полагается. Я снимаю с себя полномочия главы администрации, и объявляются свободные выборы губернатора. И тут Москва дрогнула. Оппозиция стала меня размазывать: Россель армию хочет, Россель деньги свои хочет, отделиться хочет. А в конституции Уральской республики прямо было написано: Уральская республика — это субъект Российской Федерации. Второй пункт, что все законы Российской Федерации стоят выше, чем законы Уральской республики. Никакой армии, ничего абсолютно!

С деньгами только клизма получилась. Один наш бизнесмен и политик, Баков Антон Алексеевич, втихаря от всех отпечатал уральские франки в Перми: защита колоссальная, деньги красивейшие. Напечатал, по-моему, миллиард франков, приходит ко мне и говорит: «Вот деньги». Я говорю: «Зачем, ты что, с ума сошел? Иди, ради бога, деньги в России должны быть одни!» Хотя инфляция была тысячная. И я, когда не хватало денег, звонил Гайдару в 2 часа ночи и говорил: «Егор Тимурович, денег не хватает. Пермская фабрика не успевает печатать, а мне тут один чудак миллиард франков уральских притащил. Может, мы запустим их 1:10, если не хватает рублей. В магазине будет стоять двойная цена. В принципе ничего страшного нет. Принимаем законом Свердловской области это соотношение. Деньги идут через Центробанк, и по мере того как они туда попадают, эти франки заменяются на рубли, а франки исчезают». Гайдар говорит: «Давай запустим». Я еще ночь посидел, думаю, да, запустим, а решения нет, и посадят меня. И я не ввел это дело, хотя пресса, Баков стали показывать эти деньги.

Шахрай Сергей Михайлович со всех трибун ретранслировал: распад, националов выше крыши, а тут еще Урал, скоро Дальневосточная республика появится… В общем, сами себя пугали. 10 ноября меня сняли, а 11-го распустили областной Совет. Какое-то время спустя я встречаюсь с Шахраем. Поговорили, он был вице-премьер, и вдруг он мне задает вопрос: «У вас с собой нет конституции Уральской республики?» — «Есть». И он, не знаю, по инерции, что ли, добавляет: «Я, к сожалению, ее не читал». Говорю: «Как же вы писали указ президента?»

Подарил ему экземпляр конституции и подписал: «Уважаемому Сергею Михайловичу на память как истинному борцу за построение федерализма в России. Эдуард Россель». Надеюсь, в его библиотеке моя книжечка сохранилась.

— Удары судьбы с детства научились держать?

— Точно. Помню себя бродягой и беспризорником. Еще я и переросток был: в первый класс пошел в 10 лет — война была. Когда зоны открыли, мать выпустили и разрешили искать родственников. Она объявила всесоюзный розыск, и меня нашли в Кировской области, бродяжничал я. И оттуда она меня забрала в Коми АССР, где до того сидела в лагере по политической статье. Получил я аусвайс, отмечаться каждый день стал. Заканчиваю 10-й класс, а аттестат зрелости не дают, мол, тебе 20 лет и дуй в армию. Куда идти, знал, имея и опыт полетов, и прыжки в ДОСААФе. В военкомате говорю: «Хочу быть летчиком-испытателем». «По здоровью правила знаешь?» — спрашивают. Кстати, потом абсолютно такие же предъявляли и космонавтам. Надо было пройти две медкомиссии. Главную комиссию в Сыктывкаре помню прекрасно, там врачей от горизонта до горизонта и ходишь голый от одного к другому. И было 260 кандидатов на летчика-испытателя. Отобрали только 16 человек. Я тоже прошел. Направили мои документы в Даугавпилс — там высшая школа летчиков-испытателей.

Готовился уже к экзаменам, как вдруг приходит повестка, вызывают меня в военкомат: «К сожалению, мандатная комиссия не пропустила ваши документы в силу того, что у вас все расстреляны, отсидели». Военком, правда, сжалился надо мной: предложил ехать в Киев в Высшее военное медицинское училище на факультет хирургов. А мать мечтала, чтобы я был врачом. Я отказался. Он мне три дня морочил мозги: кому другому предложу, будет мне ботинки целовать, а этот отказывается.

Горюй не горюй, а надо решать, куда поступать: время-то уходит. У меня третий брат такой шутливый, Женя, говорит: «А что мучиться, давай справочник вузов подбросим, где откроется, туда и поедешь». Упал открытым на букву «с»: Самарканд, Симферополь, Саратов, Свердловск, Семипалатинск. И почти везде список вузов скудный. А в Свердловске был полный выбор. Короче, я взял билет на самолет и в 2 часа ночи оказался на перекрестке улиц Ленина и Луначарского в Свердловске. Узнал, где гостиница. Есть «Крестьянка» такая, там комната, 20 гавриков в ней. У меня чемодан из фанеры со скарбом, с этим деревянным чемоданом и началась моя свердловская жизнь.

Куда же поступать? Я как-то был настроен на летчика-испытателя, другого определенного у меня в голове ничего не было. Объездил все. Сходил даже в Медицинскую академию. А там напротив каменная стена неоштукатуренная. Спрашиваю, что за стена? СИЗО. Хватит, я у СИЗО прожил уже достаточно. В деревне, куда меня мать привезла, от нашего окна в бараке до колючей проволоки было 10 метров. Чего я там насмотрелся, можно целую книгу написать.

Чего стоит история тех лет с моим паспортом. Мне его не давали, требовали, чтобы я написал национальность «русский». Я отказался получать паспорт. После этого мне его через окно бросили в грязь прямо. Я достал этот паспорт, обтер, в фуфаечке был, в карман положил. Написали все же по-моему: немец. Правильно сделал, потому что была статья при Сталине: еще за скрытие нации срок давали. Если бы я поддался, туда бы и попал. Меня Бог, видимо, как-то оберегал...

Но возвращаюсь к образованию: пришел я на улицу Куйбышева в городе Свердловске, в главный корпус Горного института. Очень красивое здание в стиле нашего старого русского каменного зодчества. Во дворе тополь стоял большой, и под тополем скамеечка. Присел. Думаю, наверное, мне сюда. Конечно, это наглость большая была, что я так выбирал. Еще экзамены не сдал, а уже смотрел, как я буду себя чувствовать и ходить в это здание пять лет.

Вдруг ребята мои, с которыми я учился в 10-м классе, целая стая, идут по коридору: «Эдик, мы думали, что ты давно уже летаешь». Да вот прилетел, отлетал уже. Из той стайки, которая была, я единственный поступил.

В институте женился. Окончил Горный, жена защитила диплом, уже в положении была. Она к матери в Нижний Тагил поехала, родила девочку, дочь, а меня оставили в аспирантуре. Но на стипендию семью не прокормишь. Уехал на работу в Нижний Тагил, сначала мастером в «Тагилстрой». В подчинении шесть бригад, 180 человек — обеспечивай план и людям высокую зарплату…

Конечно, это было ужасно. Я после института, никогда этим делом не занимался, но освоил. Потом стал прорабом, начальником участка. На комсомольской стройке весь 1968 год занимал первые места, и мне дали талончик на «Волгу».

— Уже было по карману?

— Если бы! Начальник участка получал 220 рублей, а «Волга» стоила 5600. Нет, я заработал «Волгу» на другом. Анализировал техническую документацию и находил много ошибок: проектировщики и в ту пору закладывали дорогие, затратные решения. А тогда рационализация серьезно продвигалась, БРИЗ (Бюро рационализаторов и изобретателей). И я давал предложения, а заказчики получали колоссальную экономию. В результате 200 рублей получал зарплату, а 500 рублей в месяц — за рационализацию. Я с женой своей Аидой договорился, что откроем счет и «рационализацию» трогать не будем. Вот я тогда накопил 2500 рублей, а три тысячи ее родители добавили, продали дом и к нам в двухкомнатную квартиру переехали.

— Добрая советская сказка… Вслед за своей «Волгой» стали пересаживаться на персональные автомобили?

— «Волгу» я никогда не забывал. А персональную машину с водителем и работу в Москве мне предлагали еще в начале 70-х.

Приехал как-то на Нижнетагильский металлургический комбинат Зотов, председатель Стройбанка СССР. Я работал начальником производственного отдела «Тагилстроя». Вызывает меня шеф Кузьменко: «Покажите, что мы строим». Я московского банкира провел, детально все рассказал. Что касается металлургии, то знаний хватало: и шахты строил, и домны, и станы.

На следующее утро у Кузьменко в кабинете Зотов говорит: «Эдуард Эргартович, у меня к вам есть предложение. Хочу вам предложить работать начальником управления черной металлургии Стройбанка СССР. Зарплата 700 рублей. Персональная машина и пятикомнатная квартира в Москве». Я сразу отказался. Сказал: «Спасибо».

— Почему?

— Не хотел никуда перескакивать. Был начальником управления, потом начальником производственного отдела. Затем хотели управляющим поставить. Я тоже отказался. Сказал, что главным инженером треста поработаю, отстрою — пойду управляющим. Так и сделал. Отработал главным инженером, управляющим, потом стал заместителем начальника комбината «Тагилтяжстрой», отвечающим за всю металлургию севера Свердловской области. Это от Нижнего Тагила до Качканара включительно. А потом в 1977 году Ельцин назначил меня начальником комбината и начальником комплекса по строительству прокатного стана по выпуску широкополочных балок. Стан первый в Советском Союзе, единственный. Слава богу, он не на Украине был поставлен, а у нас на Урале. Он и сейчас работает, и спас комбинат в свое время: когда все стояло, его продукцию брали все равно.

Когда вызвали в обком, Ельцин говорит: мы вас назначаем начальником комплекса, но не освобождаем от всех задач комбината. А у меня семь трестов было. Там же сельское хозяйство, автодороги, оборонные заводы очень большие, и на каждом оборонном заводе программы огромные, не то что сейчас. В 7 часов утра обход, в 10 оперативка, целый день совещания кустовые, в 6 часов обход, в 7 часов оперативка, в 8 часов обход. И без суббот, воскресений. Уходил с работы в 2 часа ночи и в 6 вставал.

Но стан мы сдали. Получил за это подарок от Ельцина: уникальные часы, которые ему в свое время подарил лично, со своей руки, Брежнев, хранятся дома.

— А когда вы впервые Бориса Николаевича увидели?

— Издалека в 1972 году. А в 74-м начал работать вплотную. Он был еще заведующим отделом обкома по строительству. Могу вам сказать, что в принципе я почти один выжил около него. Он был очень жесткий человек. А меня не трогал. Хотя я ему насолил.

— Чем?

— Я уже был начальником комбината, уже построил стан. И у нас в Нижнем Тагиле сложилась ситуация, когда у секретаря горкома и председателя горисполкома жены — родные сестры. А это тогда не полагалось. Ельцин их вызвал и говорит: «Мужики, определяйтесь. Дома сядьте на кухне, кто пишет заявление, кто остается». Конечно, первый секретарь остался. Нужен был мэр. Ельцин приезжает и на 5 часов меня вызывает. Я думаю, что-то по стройке. Захожу в длинный горкомовский кабинет, он сидит в торце, карандашом так постукивает. Поздоровались. Он спрашивает: «Вы знаете, что у нас нет председателя горисполкома?» Знаю, конечно. «Так вот я этим вопросом целый день занимаюсь. Переговорил со всеми председателями райисполкомов, членами бюро райкомов, с профсоюзом, с директорами». И хитро сощурился. «Эдуард Эргартович, мне ничего не остается, как только вам предложить работать председателем горисполкома». И я ему тут же ответил: «Нет, я не согласен». Хотя понимал, что это смерть для меня.

— В каком смысле смерть?

— А все, после этого исключат из партии, снимут с работы. Первый секретарь обкома дает тебе партийное поручение, а ты отказываешься. Через час собирается бюро, исключают тебя из партии, а утром — свободен, товарищ...

Говорю: «Борис Николаевич, хочу мотивировать. Я всю жизнь иду постепенно, шаг за шагом по своей специальности. Я хочу быть высокопрофессиональным человеком в своей области. А идти сейчас председателем горисполкома... Мне 40 лет, в лучшем случае председатель горисполкома работает два раза по 4 года, потом они уходят замами по быту и кадрам на НТМК или «Уралвагонзавод». Я не хочу так закончить. Если вы считаете, что я как начальник комбината созрел, скажем, для повышения, это другой вопрос...» Минуты две-три он молчал, стучал по столу карандашом, потом сломал его, бросил в стенку и говорит: «Идите, я вам никогда этого не прощу».

Я пришел домой, жене Аиде говорю: «Пришел безработный муж». А она меня всегда поддерживала: «Ну, будешь мастером работать». Короче говоря, утром в 8 часов, как всегда, я на работе. Никто не звонит. День работаю, думаю, ну вот-вот будет звонок первого секретаря горкома. День проходит, два, неделя... Избирают председателя горисполкома. Меня не трогают...

Ельцин мне очень долго не предлагал никаких дел. В 1982-м я попал в автомобильную аварию, три месяца отлежал в Тагиле, потом перевезли в Свердловск, там поставили на ноги. И когда подняли, Ельцин на аппаратном совещании сказал: «Хватит Росселю сидеть в Тагиле, назначим его замом начальника главка». А это Главсредуралстрой — крупнейший главк Советского Союза. 150 тысяч рабочих, 50 трестов только генподрядных. Жуть, задача какая! Таким образом, я очутился в 1983 году уже в Свердловске. Потом стал начальником главка, шел 1989 год, Ельцин уже уехал.

— За его московскими делами следили с интересом?

— Он был честнейший коммунист, без всякой примеси. Очень требовательный. Если бы он стал генеральным секретарем ЦК, я думаю, что Советский Союз не развалился бы. Это точно. Преобразования пошли бы, но по другой схеме, чем у Горбачева. Если бы у него тогда была вся власть в руках, он был еще молодой, крепкий, сильный человек, на 90 процентов развала не случилось бы! Он бы держал жестко всех в руках, всех секретарей республик. С ним шутки плохи. И поэтому когда он начал в Москве наводить порядок, там из окон стали прыгать, потому что никто так не требовал, как он. Ельцин ходил на рынки, ездил в трамваях, гулял по улицам, с людьми разговаривал...

Борис Николаевич мне нравился. Всегда его поддерживал во всех делах, хотя от некоторых предложений отказывался. Он мне предложил работать председателем правительства. Я должен был сменить Силаева Ивана Степановича, но я опять сказал: нет. Он меня не выпускал из Москвы — я жил в гостинице «Россия», напротив Кремля. Ельцин говорит: «Иди, поговори с женой». Я ни с кем не стал говорить, принял для себя решение. Совершенно четко понимал, что он не выдержит давления молодых реформаторов и сдаст меня. И законодатели меня снимут. Вот из-за чего я не пошел! Не из страха, нет. Я бы включился в первую минуту в работу. Сформировал бы правительство такое, что будь здоров. Но Ельцин должен был тогда меня держать, не отдавать. А он не смог бы этого сделать. Я ему второй раз отказал. Он обижался на меня долго. Больше года мы не встречались. Потом остыл.

— Вы вроде бы ладили с коммунистами. А почему в 1991 году ГКЧП не поддержали?

— Ну это разные вещи. Какие Янаев и компания коммунисты? Хотя некоторые попали в их ряды по сущей глупости. Например, наш Тизяков, директор завода имени Калинина. Он сидел в Бутырке. Я ходил к Ельцину, просил его освободить. Его коммунисты закрутили, попал как кур во щи. Ельцин думал, думал: «Ладно, его одного отпущу».

А с коммунистами приходилось ладить, потому что они у нас заседали сначала в областном Совете, потом в Думе. Мне, главе региона, приходилось через них решения проводить.

— За годы в политике вам много раз доводилось и избираться, и быть назначенным. Какой вариант лучше?

— Зависит от исторического момента. Скажу скромно: выборам губернаторов поспособствовал ваш покорный слуга. Когда я уже работал председателем Свердловской думы, вышел указ президента, разрешающий выборы. Я решил избираться. Но был прописан регламент. Нужно было принять все законы, обеспечивающие выборы, положение о губернаторе, много очень законов областных. Мы все приняли, подготовили указ президента о выборах в Свердловской области и отдали наверх. Проходит месяц, нам говорят: «Обстановка не та в России, нельзя пока». Потом еще чего-то, потом, мол, Клинтон прилетает, а у нас тут волнения начнутся, когда указ подпишем. Нельзя в это время подписывать. Месяц, два, три... Я говорю своим юристам: «Готовьте обращение в Конституционный суд». Владимир Туманов был председателем КС, очень грамотный, шесть языков знал в совершенстве. Там срок назначили. Отложили. Второй — отложили. Третий — отложили. Я приезжаю к Туманову и говорю: «Вы понимаете, что нарушаете все регламенты? Вы — Конституционный суд. Или вы принимайте решение, или дайте мне материалы. Я обращусь в Европейский суд. И как вы будете выглядеть, когда Европейский суд я выиграю против КС, против президента?.. А мне это зачем? Пусть Ельцин подпишет указ — и все, до свидания!» — «Ну ладно, садись на диван, тихо сиди, я сейчас ему позвоню». Берет трубку, звонит Ельцину: «Борис Николаевич, вы понимаете, у нас уже давно лежит дело, Россель обратился по поводу всенародного избрания. Мы все откладываем, начинаем сроки нарушать. Ситуация такая, что он точно выиграет! Он не настаивает на Конституционном суде, подпишите указ, и Россель забирает свое дело». Ельцин отрезает: «Ладно, подпишу». Только положил трубку, звонок секретаря: «Вас к телефону Филатов Сергей Александрович». Подхожу: «Ну что, Эдуард Эргартович, проломил выборы в России, но будешь жалеть всю свою жизнь».

Выборы я выиграл. Вскоре Ельцин едет в Китай и берет меня с собой. По дороге в Хабаровске остановились. Утром завтракаем за одним столом. Около 20 губернаторов, от Урала на Восток. И все наперепев: «Борис Николаевич, надо выборы отменить. Вы наш император, назначайте нас, мы будем работать...» А Ельцин: «Вот он проломил выборы в России, и вы все будете избираться». Мертвая тишина.

— Сам Ельцин через жернова своих выборов проходил с достоинством…

— А вот 1996 год — это очень тяжелые выборы. Я к нему зашел: «Борис Николаевич, как хотите, я скажу, что надо сделать. Приезжайте на свою родину и начинайте выборную кампанию там. И завершающий аккорд кампании делайте на Урале». И он прислушался.

Кстати говоря, все его выборы вел я. Причем иногда сам того не желая. Когда он избирался народным депутатом РСФСР, обком партии всем директорам, всем райкомам партии дал запрет принимать Ельцина и не допускать его выступлений на заводах или в клубах и т. д. А он прилетел транспортным самолетом из Санкт-Петербурга ночью. Ко мне приходит его доверенное лицо: «Вы можете разрешить в вашем зале — а я начальник главка — провести встречу с избирателями Бориса Николаевича?» Я говорю: «Пожалуйста, никаких вопросов». Через минуту звонит ВЧ. А ВЧ в советское время — это инфарктный телефон. Если звонит — ничего хорошего можно не ждать. Звонит первый секретарь обкома партии и говорит, у него голос такой басовитый: «Эдуард Эргартович, до нас дошли слухи, что вы разрешили встречу Ельцина в вашем актовом зале». Я говорю: «Да, разрешил, а что? Он бывший первый секретарь нашего обкома партии, наш земляк». — «Я вас прошу отказать ему сейчас же». — «Я не могу это сделать. Во-первых, из уважения к Борису Николаевичу, я с ним работал много. И по этическим соображениям не могу». — «Тогда вы не будете начальником главка и не будете членом партии». И — бах трубку.

На следующее утро мы Ельцина поздравляем в главке (первого февраля у него был день рождения). Идем на встречу с избирателями. В зале помещается 600 человек, а пришло больше тысячи. А я еще на улицу вывел динамики. Там собралось, не знаю, еще тысяч пять-шесть. Вдруг Ельцин встает и говорит: «Эдуард Эргартович, у меня есть просьба: ведите встречу». Ну, думаю, хана мне. Я представлял, что начнется в обкоме. А этот товарищ, доверенное лицо, рядом бежит и говорит: «Ведите встречу часа два». Открываю, Ельцин пошел на трибуну. Что он делал! Я его первый раз таким видел. Он насмехался над КГБ, над МВД. Зал ржал. В проходе стоял генерал-лейтенант гэбэшный, весь бледный. Ельцин показывает на него: «Вот он прожил в Свердловской области 30 лет или 40, он ни одного шпиона не поймал. А что, у нас шпионов нет? На «Уралвагонзаводе» шпионов нет? Штаны протирают генералы».

Свердловская область его выбрала. И в 1996 году тоже земляки его больше всех поддержали.

Но второй срок ему дался тяжело, поэтому и ушел он раньше…

— Это верно. Но в 1998-м было событие, которое одно способно вписать его и ваше имена в историю. Я имею в виду перезахоронение останков царской семьи.

— ...Второго апреля 1990 года меня избрали председателем облисполкома, и буквально на следующий день секретарь мне говорит: «Пришел геолог Авдонин Александр Николаевич». Думаю, что ученому надо? В области жрать нечего, а тут доктор наук идет. Заходит. И рассказывает, что хранит тайну уже десять лет: он знает, где лежит семья Николая II, но боится кому-нибудь это сказать, потому что коммунисты черт знает что с этим сделают. Он говорит: «Я вас не знаю, просто смотрел по публикациям, слушал ваши выступления, и у меня такое чувство, что вам можно верить. Нужно быстрее останки достать. Тем более что монархическая партия уже копала недалеко от этих мест». Все искали по одному принципу. Тела же были облиты соляной кислотой, и там ручей был. Кислота распространялась по стокам воды, и по этим следам все искали. Бурили, брали воду на анализ. Профессор говорит: «Чтобы достать останки, нужно 200 тысяч рублей». А это было тогда 300 тысяч долларов. Тех долларов! Пару миллионов сейчас. Я не мог в открытую подписать такой счет — там еще КПСС существовала. Пригласил начальника финансового управления, подписал постановление и сказал, чтобы положил в сейф. Если, мол, тебя будут сажать за 200 тысяч, не волнуйся, скажу, что я подписал и я виноват.

Как раз дождь шел, ротную палатку поставили над царскими останками, экскаватор «Беларусь» туда запустили. Там дорога была, ее снимали, потом до шпал дошли. Шпалы сняли и добрались...

Ученые исключительно грамотно все сделали. От каждого скелета все косточки нумеровались и складывались в мешок. Все снималось на пленку с четырех сторон. Дальше надо было экспертизу сделать. Длинная история, но я привлек ученых — наших, из Германии, Англии, Америки, Японии. И все пришли к одинаковому выводу. Подняли всех родственников Романовых, взяли анализ костей — стопроцентное совпадение.

Я к Борису Николаевичу приезжаю, говорю: вот такая штука. Что делать? Он, с одной стороны, не любил вспоминать это дело, ведь Ипатьевский дом при нем снесли, хоть и по указанию ЦК. С другой стороны, он был глубоко нравственный человек. Но сначала посчитал, что где убиты, там пусть будут и похоронены. То есть в Екатеринбурге. Я собрал деньги на строительство Храма на крови, последнего, я считаю, на Руси. Императоров нет, и поэтому тут уже храмов на крови не будет. Сделали мы гробы хорошие, и потом я их хотел поставить в нижнем приделе — там на стенках так и остались вырезаны все имена. Но вдруг молодой вице-премьер Борис Немцов принимает решение везти останки в Санкт-Петербург. Я не отдаю. Начинается буча. Прибыл специальный вагон с работниками генпрокуратуры. Давили вовсю.

Решение принималось в Москве. Я тогда мэру Питера Владимиру Яковлеву сказал: «Я сделал все, а ты, будь добр, размести останки императорской семьи достойно. Я приеду и посмотрю». Меня пригласили туда, но я не поехал. А ночью накануне Ельцин принял решение лететь. Совершенно неожиданно.

Удивительная вещь была. Я не мистического плана человек, но несколько случаев необъяснимы просто. Была тогда министром культуры Наталия Леонидовна Дементьева, она сейчас член Совета Федерации. Ее прислали от правительства, чтобы тут проследить, как отправляют царскую семью. Утром начинается отпевание. Я пришел с женой, внука взял маленького. Наталия Леонидовна рядом с нами. Идет отпевание. Потом батюшка говорит, что сейчас будем выносить. Мы пошли на улицу. Небо утром было ясное, чистое, солнце. Только первый гроб вынесли — откуда ни возьмись туча черная идет огромная и дождь как из ведра. Я в жизни редко видел такие дожди. А идти надо было до машины метров 150. И дождь шел, не прекращаясь, пока все гробы не погрузили, не отвезли в аэропорт. Я тоже поехал туда. Гробы занесли в самолет, задний люк закрылся, и дождь прекратился. Я, жена, тысячи людей пребывали в шоке. Самолет улетел.

И второй случай точно такой же. У нас есть святой Симеон Верхотурский. Он жил в деревне Меркушино, где и был похоронен почти 400 лет назад. А там река и часовенка. И где-то лет через 50 после его смерти под гробом артезианская вода пробила, могилу пришлось открыть, святой лежал нетленный. Вскоре мощи праведного Симеона были перенесены в Николаевский мужской монастырь. В 1914 году они были помещены в новый Крестовоздвиженский собор монастыря. Часовню у Меркушино сожгли в советское время, монастырь закрыли, но верующие сохранили останки Симеона. И в 1990—1991-м владыка Мелхиседек попросил вернуть их в Крестовоздвиженский собор, который мы восстановили. Кстати, этот храм больше Исаакия. На личные деньги Николая II собор был построен.

Еще владыка просил меня поставить на месте часовенки крест. Мы отлили крест из чугуна на Уралмаше высотой шесть-семь метров. Там надпись, что поставлен первым губернатором Свердловской области Росселем. И вот мы приезжаем освящать крест с владыкой, дождина идет невозможный. А туда надо по полю идти, а мы в ботиночках. Ну доски положили. Дождина идет! Подходим, начинается богослужение. Дождь прекращается. Тучи разрываются, и солнце светит. Служба окончилась, и дождь врубил опять. Вот два случая, которые я объяснить не могу.

— Почему РПЦ вначале не признавала царские останки?

— Я был у нашего патриарха Алексия II. У них подавляющее большинство проголосовало, что это царские останки. Но внутренний регламент такой, что если хотя бы один против или воздержался, они не принимают решения... Давило разногласие церквей: ведь Русская православная церковь за рубежом давно причислила Николая II к лику святых. А наша церковь нет. Но сейчас проблема снята.

— Борис Николаевич вам казался религиозным человеком?

— Я думаю, что-то у него было в душе, но публично он не показывал. Он уважение к церкви питал. Приходил к патриарху нашему. Если в душе Бог есть, все в порядке. Если его нет, никакая церковь не поможет.

— Чем памятны его последние приезды в Екатеринбург?

— Он меня все время, когда мимо памятника Ленина едем, упрекал: «Когда ты этого болвана уберешь? Мало досталось тебе и твоей семье от него». Я потом его возил, объезжая Ленина, другой дорогой. Ну снял бы я Ленина. И что?.. Вообще памятники нельзя трогать. Стоит Ленин, рукой показывает, ну и пусть показывает. Это памятник. Это эпоха.

А когда мы из Тагила ехали, Ельцин извинился передо мной за снятие в 1993 году. «Обижаетесь, наверное», — говорит. Нет, не обижаюсь. Я действительно не обижался. Он президент. Я за область отвечаю, он — за страну. Это же разные вещи. Я не обижался. У меня и мыслей таких не было. Я к нему хорошо относился. Он говорит: «Давайте пожмем руки, забудем об этом и простим друг друга». Пожали. Я потом ему тоже задал вопрос: «Теперь, Борис Николаевич, мне скажите: почему вы меня в 1978-м из партии не исключили и не сняли с работы, когда я отказался от мэра?» Он мне и говорит: «Эдуард Эргартович, я очень долго думал, что с вами делать. И принял решение вас не трогать. Знаете почему? Все рвутся на должности. Мне никто в жизни не смел отказывать. А вы вдруг раз — и нет. Я оторопел. И решил вас сохранить». И мы еще раз крепко пожали руки...

Досье

Эдуард Эргартович Россель

  • Родился 8 октября 1937 года в селе Бор Горьковской области в семье рабочего-краснодеревщика. В 1962 году окончил Свердловский горный институт. Учился в аспирантуре. Последовательно прошел все ступеньки в строительном комплексе Урала. С 1990-го — начальник территориального строительного объединения «Средуралстрой».
  • Решением Свердловского облсовета 2 апреля 1990 года избран председателем Свердловского облисполкома. 21 ноября 1990-го избран одновременно председателем Свердловского облсовета. Указом президента РСФСР от 16 октября 1991 года назначен главой администрации Свердловской области. В октябре — ноябре 1993-го — исполняющий обязанности губернатора Уральской республики. Указом президента РФ от 10 ноября 1993 года отстранен от должности за превышение полномочий. В апреле 1994-го избран первым председателем Свердловской областной думы. В августе 1995 года избран губернатором Свердловской области. Переизбирался на эту должность всенародно еще в 1999-м и в 2003-м.
  • В ноябре 2005 года по представлению президента Владимира Путина наделен Законодательным собранием полномочиями губернатора Свердловской области. В ноябре 2009 года полномочия губернатора истекли. Ныне — член Совета Федерации.
  • Доктор экономических наук. Кандидат технических наук. Академик Российской инженерной академии, почетный член Российской академии архитектуры и строительных наук.
  • Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» всех четырех степеней. Награжден двумя орденами «Знак Почета» (1975, 1980), многочисленными медалями.
  • Женат, имеет дочь, внука и внучку.

В следующем номере

Правовед

Сергей Шахрай — о Ельцине, едва не подписавшем указ о наступлении Нового года, о Черномырдине, которому не хватило доверия, и Примакове, доверявшему только себе, о том, почему Чечня не стала Шотландией, о татарском метре, китайском чае, а также про то, почему Конституция у нас пишется совсем не так, как читается.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера