Архив   Авторы  

Спорт
Спорт

Вне игры

 

Футбольные профсоюзы есть в каждой развитой в спортивном отношении стране. В Англии, Испании, Италии, Германии это мощные независимые организации, способные реально влиять на спортивную политику. Россия по профсоюзной части от Европы не отстает. Более того, с появлением Общероссийского профессионального союза футболистов (ОПСФ) таких структур у нас стало целых две — с 2005 года существует еще и Профсоюз футболистов и тренеров. И отношения между ними, прямо скажем, не самые лучшие.

О том, кто и как должен защищать интересы футболистов, на страницах «Итогов» спорят председатель совета Профсоюза футболистов и тренеров Владимир Леонченко и генеральный директор новообразованного ОПСФ Александр Зотов

С одной стороны

Владимир Леонченко: «Руководители РФС могут подстроить под себя общественные организации. Но в футболе никогда не добиться успеха путем командно-административного диктата»

 

Владимир Валерьевич, в стране теперь два футбольных профсоюза. Какой настоящий?

— Наш Профсоюз футболистов и тренеров появился еще в 2005 году. Он входит в FIFPro — международную ассоциацию профессиональных футболистов, которая имеет соглашение с ФИФА о сотрудничестве. Кроме того, с ноября прошлого года я вхожу в технический комитет FIFPro, непосредственно отвечающий за развитие игры. В нашем профсоюзе около пятисот футболистов, а реальную помощь за последние пять лет мы оказали более чем ста пятидесяти игрокам. Назову несколько имен просто для примера: из тренеров — Непомнящий и Красножан, из футболистов — Игнашевич, Акинфеев, Габулов, Семшов, Билялетдинов и многие другие. В сентябре прошлого года всеми игроками первого и второго дивизионов, входящими в профсоюз, был избран совет: в него вошли Андрей Аршавин, Сергей Семак, Александр Рязанцев, Николай Грамматиков (известный спортивный юрист. — «Итоги») и я. Что же касается другого профсоюза, то он на сегодняшний день даже не зарегистрирован. Когда президенту РФС Сергею Фурсенко стало очевидно, что мы не намерены поступаться интересами игроков в угоду его мнению, он обратился к агентам (предварительно лишив лицензии по формальным признакам 34 самых неуступчивых из них) с просьбой помочь организовать профсоюз «под себя» — проще говоря, потребовал, чтобы они уговорили футболистов вступить в новую структуру. Административный ресурс был использован и в отношении руководителей клубов, которых за счет средств тех же клубов просили прислать футболистов на учредительную конференцию нового профсоюза. В ОПСФ утверждают, что на их конференции присутствовало триста футболистов из сорока пяти регионов страны. Это попросту ложь, в конференции участвовало не более тридцати человек. РФС создал не профсоюз, а свое подразделение.

— Но должна быть причина для таких шагов со стороны РФС?

— Конфликт между нами и футбольными чиновниками перешел в открытую стадию еще весной, когда группа игроков уничтоженной «Москвы» обратилась к руководству РФС с просьбой о встрече. Под разными, явно надуманными предлогами она откладывалась, клуб в результате был снят с соревнований, а игроки (в первую очередь молодые) остались ни с чем. Деньги «Норильского никеля», спонсора «Москвы», ранее выделяемые на команду, достались… РФС. «Москву» похоронили в марте, а в июле было подписано партнерское соглашение между «Норникелем» и РФС, согласно которому первый выделял 12 миллионов долларов (то есть ровно ту сумму, которая спасла бы «Москву») «на развитие футбола». Даже детская школа имени Воронина, которая курировалась «Москвой», закрылась через полгода после расформирования клуба — как только общественность немного подзабыла обо всей этой истории. Потом были явные нарушения при регистрации «Крыльев Советов» на участие в чемпионате России-2010: клубу дали право выступать в Премьер-лиге, несмотря на многомиллионные задолженности перед игроками. В результате деньги футболистам так и не выплачены. Сейчас руководство клуба увольняет ведущих игроков — Аджинджалу, Будылина и Белозерова — под предлогом снижения мастерства, чтобы ничего не выплачивать.

Было и апрельское снятие Николая Толстых с должности председателя Палаты по разрешению споров РФС без согласования с представителями игроков и клубов. Затем в исполком РФС вошли несколько крупных чиновников, несмотря на требования президента России о выходе государственных деятелей из руководящих органов спортивных федераций. Вопиющий факт: в исполком, состоящий из 31 человека, входит... ноль представителей футболистов. В августе мы начали кампанию среди игроков под названием «Вступаем в РФС». Целью было получение игроками трети голосов на исполкоме. В ответ на это руководитель аппарата президента РФС Максим Погорелов заявил, что наш профсоюз футбольную федерацию не устраивает и поэтому будет создаваться новый. Такое впечатление, что в РФС любую критику воспринимают в качестве личного оскорбления и просто не в состоянии рассматривать никакую другую точку зрения, кроме своей.

— И что вы собираетесь делать в сложившейся ситуации?

— Заниматься защитой игроков, причем не только членов профсоюза. Первоочередная проблема — футбольные школы и детские тренеры, зарплата которых в регионах — 7—10 тысяч рублей. Интересная цифра на фоне сумм, которые тратятся на покупку зарубежных звезд. Качественных российских игроков с каждым годом все меньше. С этой ситуацией в детско-юношеском футболе мы и намерены бороться. Еще один важный проект — программа дистанционного образования футболистов по окончании их игровой карьеры. Очевидно, что их первое образование — это чистая формальность.

— За счет чего вы живете?

— Как и любой другой профсоюз, за счет членских взносов. Для игрока Премьер-лиги он составляет 25 тысяч рублей в год, игрок первого дивизиона платит 10, а второго — 5 тысяч рублей. Для содержания штата из семи человек, аренды офиса и оплаты труда адвокатов, с которыми мы сотрудничаем, этого хватает. Что-то откладывается на прочие проекты.

— Вас упрекают в агентской деятельности: профсоюз занимался тем, что уговаривал игроков расторгать контракты с клубами и переходить в другую команду, и получал процент от сделки.

— Дело в том, что между юридической помощью футболисту, недовольному условиями своего контракта, и агентской деятельностью есть внешнее, чисто формальное сходство. Но мы никого не уговаривали сменить команду, а лишь старались и стараемся предоставлять членам профсоюза максимум информации об их правах, о клубах, их финансовом положении, добросовестности и обязательности в вопросах выплаты зарплаты. Мы консультируем тех, кто хочет уйти из клуба из-за проблем с руководством, и обеспечиваем игроков данными об агентах и так далее. Со стороны агентов это почему-то вызывает дикую ревность.

— Не боитесь, что со стороны РФС будет применен более жесткий административный ресурс?

— Нынешние руководители РФС могут тратить время и силы на то, чтобы пытаться подстроить под себя общественные организации. Но в футболе никогда не добиться успеха путем командно-административного диктата. Эта дорога ведет в никуда, и чем раньше это будет осознано нашим футбольным руководством, тем будет лучше для всех.

С другой стороны

Александр Зотов: «Профсоюз футболистов и тренеров не оказывает игрокам никакой социальной помощи. Его деятельность больше походит на работу клубных скаутов»

 

Александр Александрович, зачем было создавать новый профсоюз, если давно и исправно функционирует Профсоюз футболистов и тренеров?

— Профсоюз футболистов и тренеров действительно был создан еще в 1996 году Вагизом Хидиятуллиным, который им руководил и всячески раскручивал профсоюзную идею в российском футболе. В 2005 году появилась еще одна организация — Профсоюз футболистов и агентов, юридически статусом ниже. Создана она была с нарушениями, без проведения учредительной конференции. Если структура Хидиятуллина всегда была общероссийской, то новую организацию зарегистрировали как межрегиональный профсоюз, то есть без федерального статуса.

А вот зачем и каким способом новая организация спустя год поменяла название и стала называться идентично с профсоюзом, руководимым Вагизом, это история очень интересная, с элементами детектива. Главный недостаток старого профсоюза — это украденное имя, которое люди, ведомые исключительно собственными интересами, к тому же успели основательно замарать.

Мы решили, что самым правильным будет не копаться в грязном белье, а с чистого листа создать новый профсоюз, который бы отвечал требованиям действующего законодательства, регламентам ФИФА и РФС. Ведь по сути дела Профсоюз футболистов и тренеров не оказывает игрокам никакой социальной помощи. Его деятельность больше походит на работу клубных скаутов. Ну не могут руководители спортивной профорганизации устраивать игроков в клубы за вознаграждение, одновременно работая в этом клубе в качестве селекционеров, как это происходит в Профсоюзе футболистов и тренеров! Под вывеской профсоюза они занимаются агентским бизнесом, остро конкурируя в периоды трансферных окон с другими агентами. Защитой трудовых прав и интересов футболистов тут и не пахнет, а все их выпады в наш адрес нелогичны, недостойны и несостоятельны. Мы, естественно, пойдем другим путем. На нашей стороне желание многих игроков внести свой вклад в оздоровление российского футбола. Например, будем настаивать на расширении представительства футболистов в Палате по разрешению споров РФС. Заставим клубы в соответствии с требованиями регламентов ФИФА и РФС уважать заключаемые ими с футболистами трудовые договоры.

— Но разве главную роль в создании новой структуры сыграла не футбольная федерация?

— Я думаю, что забот у РФС и так достаточно, чтобы еще и профсоюзы создавать. Не знаю, кто распустил этот нелепый слух.

— Видимо, тот же, кто распустил слух о том, что РФС не смог взять под контроль Профсоюз футболистов и тренеров, поэтому создал себе карманный профсоюз.

— Профсоюз, который возглавлял Хидиятуллин и наследником которого является наша организация, никогда не был подконтролен РФС не только юридически, но и на практике. Работодателями по отношению к футболистам являются клубы, а не РФС. И с теми клубами, которые нарушают права игроков, мы намерены разбираться жестко, в прямом соответствии с российским законодательством и регламентами ФИФА и РФС. Уже сейчас мы включились в ситуацию во владикавказском «Автодоре», где существуют многомесячные задолженности по зарплате. Игроки обратились к нам, и мы пожаловались в местную инспекцию по труду. Если это не поможет, будем обращаться в суд и прокуратуру. Аналогичные проблемы в калининградской «Балтике», где также есть существенные нарушения, по которым мы уже обозначили свою позицию. Надеемся, что нынешнее руководство клуба со всей серьезностью воспримет наш сигнал. Так что работа у нас появилась уже на первой неделе существования профсоюза.

— На какой финансовой основе вы собираетесь осуществлять свою деятельность?

— У нас установлены ежегодные профвзносы в размере одного процента от заработной платы, но не более 3000 рублей в месяц, или 36 тысяч рублей в год. На этапе становления средства будут тратиться на развитие профсоюза и содержание его аппарата. Сегодня наш штат состоит из четырех человек. Впрочем, все мы работаем пока без зарплаты, так как профсоюз еще не приобрел статус юридического лица и соответственно не имеет расчетного счета, куда можно было бы перечислять деньги. За сентябрь нам удалось собрать уже более 300 заявлений, так что какие-то средства на решение первоочередных задач — оплату юристов, например, — у нас появятся. Хочу отметить, что мы не агентство и нам не важен статус и звездность футболиста. Мы, если угодно, сообщество ремесленников с равными правами для всех членов, в том числе и в финансовом аспекте.

— Каковы условия вступления в ОПСФ? Рассчитываете на увеличение числа членов? Есть вообще какой-то план развития?

— Условия простые — членом может стать футболист, достигший 14-летнего возраста, играющий в профессиональном клубе, либо временно не работающий, либо завершивший карьеру, но не работающий в структурах РФС, РФПЛ, ПФЛ, ФИФА, УЕФА либо иных организациях, управляющих спортом или профессиональными клубами, написавший заявление, соблюдающий наш устав и уплачивающий членские взносы. Хотя профсоюз приобретает свои права с момента учредительной конференции, для того, чтобы получить статус юридического лица, мы должны пройти формальную процедуру регистрации в Министерстве юстиции, чем сейчас и занимаемся: это значительно облегчит процедуру вступления в профсоюз. Параллельно продолжаем вести, простите за пафос, пропагандистскую и агитационную работу в клубах. Также мы хотим, чтобы в соответствии с регламентом ФИФА так называемые свободные агенты, то есть игроки, не имеющие контрактных обязательств ни перед одним из клубов, могли быть заявленными даже по окончании трансферных окон. А главное, мы намерены добиваться, чтобы все игроки были застрахованы клубами. Но так, чтобы это было не бумажной процедурой, а реальной помощью игрокам. Итогом нашей деятельности должны стать цивилизованные взаимоотношения между работниками и работодателями в футболе.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера