Архив   Авторы  

Спорт
Спорт

Елена Ильиных и Никита Кацалапов заняли на чемпионате мира по фигурному катанию седьмое место, после чего в адрес их тренера Александра Жулина зазвучала критика: мол, он уделял больше внимания конкурентам — французской паре

Вредные советы

 

Чемпионат мира по фигурному катанию, перенесенный из Японии в Россию, не обошелся без сенсаций. Впервые в истории весь пьедестал почета в танцах на льду оказался оккупирован воспитанниками одних и тех же тренеров — Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда. США и Канаду, чьи флаги представляли призеры, такой расклад устроил. Наши успехи оказались куда скромнее, и руководство российской Федерации фигурного катания на коньках тут же обрушило громы-молнии на головы российских наставников, одновременно тренирующих и наших спортсменов, и их потенциальных конкурентов из других стран. Вопрос о том, где та грань, что отделяет патриотизм от профессионализма, на страницах «Итогов» обсуждают гендиректор ФККР Валентин Писеев и тренер с мировым именем Николай Морозов

С одной стороны

Валентин Писеев: «Я против того, чтобы наши тренеры вольно или невольно готовили конкурентов российским фигуристам»

 

— Валентин Николаевич, на пьедестале последнего чемпионата мира по фигурному катанию — две американские и одна канадская пары. Правда, все три подготовлены Мариной Зуевой и Игорем Шпильбандом, российскими тренерами, живущими в США вот уже почти 20 лет. Неужели советская и российская гегемония в фигурном катании в прошлом и нам нечем даже заинтересовать этих специалистов на родине?

— Российская гегемония в фигурном катании, о которой вы говорите, не в прошлом, а в будущем. Это наши воспитанники выигрывают юниорские чемпионаты мира. Да, у нас был промежуток между спортсменами, воспитанными еще советской школой, и молодым поколением, которое только пробивает дорогу к своим первым взрослым медалям. Но покажите какой-нибудь вид спорта в нашей стране, где этого потерянного поколения не было!

— Но ведь самородки самого конца советской эпохи нашего фигурного катания не испарились в воздухе, а попросту уехали туда, где им есть на что жить и чем заняться. И Зуева со Шпильбандом — ярчайший пример.

— Более того, на данный момент только в США работают около 400 русскоязычных специалистов — тренеров, ассистентов и спортсменов. Этот отток прекратился совсем недавно, а обратный процесс уже начался. Честно говоря, в последние два десятилетия мы не могли платить тренерам и четверти того, что они получают за рубежом.

— Вы известны как страстный идеолог «однопартийной» системы: дескать, российские тренеры должны готовить только россиян, вместо того чтобы воспитывать им конкурентов за рубежом. Между тем разве Зуева со Шпильбандом не показали, какие великолепные результаты могут приносить совместные тренировки? Ведь одна из их пар, Майя и Алекс Шибутани, будучи дебютантами чемпионата мира, за один сезон тренировок с более опытными спарринг-партнерами доросли до уровня, позволившего им взять «бронзу» ЧМ.

— Эта схема интересна и для нашей молодежи: тренировки под руководством российского тренера с именем и с опытными, титулованными спарринг-партнерами. Такой вариант уже работает. Но я действительно против того, чтобы наши тренеры вольно или невольно готовили конкурентов российским фигуристам, как это произошло в случае с Александром Жулиным. Натали Пешала и Фабьян Бурза, которых он тренирует, занимают первое место на чемпионате Европы-2011, а талантливая российская пара, которой он также руководит, не входит в число призеров. Куда это годится? Мы должны создавать такие условия работы, чтобы к нам не только возвращались уехавшие на Запад тренеры, но и приезжали сами иностранцы. Но это, конечно, требует больших усилий и серьезных финансовых вливаний.

— Кстати, Натали Пешала заявила, что в ее разрыве с Александром Жулиным виновата в большей степени именно Федерация фигурного катания на коньках России.

— Мы делали все, что от нас зависело, чтоб этого разрыва не произошло. Мы же не совсем из ума выжили и понимаем, что такие высококлассные спарринг-партнеры, как Пешала и Бурза, нужны нашим спортсменам. Они даже тренировались вместе — у нас, в Новогорске, а не во Франции.

— Но во всем мире вопрос вообще не стоит в таком ключе: должен ли тренер работать исключительно в интересах своих соотечественников. Например, в футболе тренеры сами решают, где, как и с кем им сотрудничать.

— Это естественно, когда страны, не имеющие своей полноценной тренерской школы, но достаточно богатые, чтобы приглашать иностранных специалистов, в том числе из России, ратуют за такой либеральный подход к статусу тренера. Ну а нам это невыгодно: повторюсь, мы сами же растим себе конкурентов. Россия, обладая огромным спортивным потенциалом, постоянно сама себе создает препятствия в его реализации. Так, множество проблем в нашем фигурном катании возникает из-за недостаточного уровня развития менеджмента: сейчас, когда необходимо мобилизовать все силы на подготовку к Олимпиаде, мы тратим ресурсы и энергию на какие-то светские мероприятия с участием фигуристов. Тот же Жулин, будучи талантливым тренером, нуждается в том, чтобы рядом с ним был такой же сильный организатор. Ему пора уже определиться, что для него важнее: искусство или национальный спорт.

— Но ведь глобальные тенденции в танцевальном фигурном катании на данный момент таковы, что именно масштабная интеграция различных школ и национальных предпочтений, смещение акцента в сторону артистизма, телегеничности и зрелищности, а не академический подсчет количества сложных элементов приносят успех. Танго, исполненное Мэрил Дэвис и Чарли Уайтом, победителями ЧМ-2011 в номинации «Спортивные танцы», — яркое тому подтверждение.

— В данном случае успех принесла конкретная тренерская концепция, и не факт, что она сработает в следующий раз. С другой стороны, Зуева и Шпильбанд — первые в истории тренеры, сумевшие оккупировать своими воспитанниками все медальные места ЧМ.

— Вам не кажется, что федерация, подвергая тренеров чрезмерному давлению, сама толкает их к переезду за рубеж?

— Мне кажется, такие профессионалы, как, скажем, Александр Жулин и Николай Морозов, заинтересованы в том, чтобы остаться. Федерация, со своей стороны, не возражает против того, чтобы их иностранные подопечные, например Мики Андо и Флоран Амодио, тренировались на нашем льду. Просто во главу угла мы ставим интересы российского фигурного катания, а не отдельных тренеров. По-моему, это правильно.

С другой стороны

Николай Морозов: «На сегодняшний момент я единственный, кто вернулся в Россию. И пока не слышал, чтобы кто-то еще собирался...»


 

— Николай, поздравляем с удачным завершением сезона: выступающая под вашим руководством японка Мики Андо спустя четыре года вновь стала чемпионкой мира.

— Спасибо, победы всегда приятны. К тому же Мики Андо очень любит Россию и даже недавно назвала ее второй родиной.

— Можно ли говорить о том, что глобализация в фигурном катании, когда все тренируют всех, идет на пользу?

— Я в этом плане космополит, к тому же языкового барьера у меня нет, английский знаю как русский. Подобная практика присутствует практически во всех видах спорта — в футболе, хоккее, гимнастике. А польза от этого очевидна. Для любого спортсмена это своего рода стресс — жить в чужой стране, но и большой стимул для тренировок. Например, несколько месяцев назад в мою группу пришли итальянские танцоры Анна Капеллини — Лука Ланотте, за три месяца у них произошел большой скачок в развитии, и они довольно уверенно выступили на чемпионате мира. То же самое можно сказать и про француза Флорана Амодио, который стал в этом году чемпионом Европы. Кроме того, это еще дополнительный заработок для тренера, но не только. Работая с интернациональной командой, я сам многому учусь у своих фигуристов, вдохновляюсь от них.

— Как вы думаете, при каких условиях нашим фигуристам выгодно тренироваться с иностранными конкурентами?

— Фактически при любых. Тем более если одновременно на льду находятся несколько лидеров из разных стран со своими навыками, стилем и подходом. Изо дня в день они смотрят друг на друга, чему-то учатся, что-то отмечают для себя. Это еще и невероятный стимул к тому, чтобы максимально выкладываться на тренировке, ведь соревнования начинаются уже там. Разумеется, создается колоссальное дополнительное напряжение, но прогресс неизбежен!

— Почему же ФФККР периодически выражает недовольство на этот счет?

— Федерация фигурного катания на коньках России имеет право на свое мнение по любому вопросу, в том числе на не всегда позитивное. Но мне бы хотелось, чтобы силы не расходовались попусту, нужно их объединить и хорошо выступить на Олимпиаде в Сочи.

— У нас не хотят мириться с тем, что тренер может одновременно готовить и наших спортсменов, и их зарубежных конкурентов...

— На меня никто давления не оказывал, но я сам решил отказаться от работы с некоторыми своими зарубежными учениками, чтобы сосредоточиться на российских спортсменах. Все-таки от меня ждут результатов в 2014-м.

— Чиновники могут диктовать тренерам, кого брать, а кого не брать, какой работой заниматься?

— Каждый должен заниматься своим делом. Тренеры — тренировать, а чиновники — создавать условия для работы.

— Продолжаются многолетние разговоры о возвращении наших тренеров в Россию, а созданы ли для этого условия?

— На сегодняшний момент я единственный, кто решился вернуться в Россию. И пока не слышал, чтобы кто-то еще собирался вернуться. Но надо отдать должное нашему руководству федерации — без всякого преувеличения могу сказать, что для меня создаются идеальные условия.

— Долгие годы моду в фигурном катании, и в частности в танцах на льду, задавали наши спортсмены, то есть лидерство российской школы ни у кого не вызывало сомнения. А что сейчас — мы утратили влияние?

— К сожалению, на сегодняшний момент мы действительно потеряли свои позиции, наши результаты на последней Олимпиаде в Ванкувере и мировом форуме говорят сами за себя. Законодатели моды в сегодняшних танцах на льду — это Игорь Шпильбанд и Марина Зуева, пьедестал чемпионата мира сплошь заняли их ученики, как когда-то занимали пары Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова.

— Работа Зуевой — Шпильбанда — это продолжение советских традиций или самостоятельный продукт, созданный с нуля?

— Вне всяких сомнений — это новый самостоятельный продукт. Игорь — тренер, который сам себя создал, он практически не уходит со льда. К тому же он творчески беспокойный наставник, который бесконечно работает над техникой. Так, знаменитые поддержки, которыми восхищаются все — от любителей до профессионалов фигурного катания, — позаимствованы в легендарном Цирке дю Солей. Великолепные программы, которые демонстрируют на льду пары Игоря, — это результат его долгой и кропотливой работы.

— По итогам этого чемпионата можно ли говорить о том, что Россия сможет вернуть себе титул королевы льда?

— Конечно! Да, у нас был спад, который коснулся практически всего российского спорта. Но подросли новые спортсмены, для меня было приятным открытием выступление на чемпионате мира Артура Гачинского. Думаю, он будет очень сильным фигуристом, он постоянно растет и совершенствуется. Ко мне в группу недавно пришла Алена Леонова — трудолюбивая фигуристка с сильным характером. Татьяна Волосожар и Максим Траньков, с которыми я работаю, с ходу завоевали «серебро» чемпионата мира. Так что повод для оптимизма у нас есть!

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера