Архив   Авторы  

Пришел, увидел, проглотил
Спорт

Должен ли олимпийский чемпион стыдиться положительного допинг-теста









 

Как известно, применение допинга в спорте строго карается не только цеховыми регламентами, но и уголовными кодексами большинства стран. Однако несмотря на это, а также на зафиксированные и доказанные случаи губительного воздействия стимуляторов на здоровье спортсменов, применение допинга по-прежнему остается в тренде. К этому подталкивают и многомиллионные призовые фонды, и амбиции спортсменов, и бешеная прибыль фармацевтов. И хотя техники тестирования постоянно совершенствуются, шансы быть непойманным все равно остаются. В связи с этим профессор Оксфордского университета Джулиан Савулеску задался вопросами: имеет ли смысл антидопинговая проверка спортсменов и какие препараты стоит считать запрещенными? В преддверии Сочи-2014 эта проблема представляется весьма актуальной.

Щит и меч

Несмотря на расхожее мнение о том, что проблема допинга возникла благодаря взрывному развитию биотехнологий и фармакологии в прошлом веке, это не так. Допинг, как считают некоторые эксперты, родился одновременно со спортом. Правда, тогда речь шла не о многоэтажных химических формулах, а о средствах народной медицины. Так, первые упоминания о «внешних вспомогательных силах» встречаются в 776 году до нашей эры — именно тогда олимпийские атлеты поедали яички молодых барашков, которые являлись дополнительным источником тестостерона. Первый зарегистрированный случай употребления допинга всплыл в 1865 году вместе с голландскими пловцами, использовавшими стимуляторы. В 1896 году стало известно и о первой допинг-жертве. Как сообщала британская пресса, велосипедист Артур Линтон, ослабленный постоянными тренировками с применением стимуляторов, не перенес тиф, протекавший в довольно легкой форме.

Мировые рекорды и сегодня зачастую достигаются не без фармацевтических ноу-хау. На протяжении последних десятилетий фармкомпании бьются над созданием новых препаратов, которые, являясь допингом де-факто, еще не попали в список запрещенных де-юре. Как только их вносят в запретный список, фармацевты тут же приступают к созданию новой суперформулы. Про недавнюю Олимпиаду в Пекине не зря говорили, что она символизировала собой борьбу китайской народной медицины с американскими фармацевтическими компаниями. Ларри Бауэрс, главный научный руководитель Антидопингового агентства США, отмечал тогда: «Отрицательный тест не может быть приравнен к отсутствию допинга. Если мы обратимся к статистике, то увидим, что вероятность обнаружения «мошенника», который применяет стимулирующие препараты каждую неделю, равна 2,9 процента на тест».

Очевидно, что проблема борьбы с допингом сегодня свелась к двум основным задачам. Первая — защитить честных спортсменов при помощи эффективного допинг-контроля. Вторая — спасти здоровье атлетов, которые в погоне за медалями порой забывают о том, что после завершения спортивной карьеры измученный стимуляторами организм просто-напросто не сможет восстановиться. Впрочем, существуют и альтернативные взгляды на проблему, к коим и можно отнести выкладки оксфордского профессора.

За и против

Какие вещества можно и нужно отнести к категории запрещенных, а какие нет? Это одна из ключевых и обсуждаемых проблем современного спорта.

Соответственно возникает и вопрос о том, какое наказание должен нести «недобросовестный» спортсмен. Как показывает практика, за применение одного и того же вещества кто-то получает строгий выговор, а кто-то — пожизненную дисквалификацию. Чего стоит случай на Олимпийских играх в Сеуле в 1988 году, когда австралийский фехтовальщик Алекс Уотсон был уличен в применении стимулирующего вещества 1,3,7-триметилксантин. Его отстранили от участия в соревнованиях на два года. Другие спортсмены, используя это же вещество, просто лишились медалей.

«На самом деле 1,3,7-триметилксантин — это кофеин. Он увеличивает время до достижения изнеможения примерно на 10 процентов. Запрещенный до 2004 года, он в итоге был легализован. В случае с этим веществом о какой-то этической проблеме говорить нельзя», — утверждает Джулиан Савулеску и приводит такой показательный пример: носить кроссовки с шипами, благодаря которым повышается работоспособность, было бы тоже нечестно, если бы существовало правило, запрещающее их. Но нет ничего такого противоправного в ношении обуви, которая дает бегуну больше скорости и возможностей для достижения цели. Так же, мол, как и нет ничего плохого в том, что Тайгер Вудс сделал себе лазерную коррекцию зрения.

Врач-эндокринолог Алена Андреева, работающая со спортсменами, отмечает, что от допинга необходимо защищать уже самих спортсменов. В России, по ее словам, до сих пор не пишут на лекарствах предупреждения о том, что тот или иной препарат входит в список запрещенных Всемирным антидопинговым агентством: «Именно поэтому у нас на фуросемиде, использующемся как средство для похудения, попадается так много атлетов. А на запрещенном карфедоне вообще написано, что он помогает при физической усталости».

Савулеску рассуждает так: «Следует отказаться от порочного принципа, согласно которому если что-то повышает производительность, то это надо запретить». Вместо этого он разработал четыре критерия, которые позволят определить, какие вещества должны быть запрещены и почему, а какие можно считать разрешенными.

Первый критерий — безопасность. То вещество, которое принимают спортсмены, должно быть безопасным или достаточно безопасным для их здоровья по сравнению с рисками, характерными для этого вида спорта. Повышающие производительность вещества, такие как стероиды, гормоны роста и прочие, в определенном количестве являются для человека безвредными. Безусловно, любое вещество можно употребить в таком количестве, что оно станет небезопасным. Значит, сосредоточиться нужно на установлении этих самых опасных, пограничных для препарата значений.

Правда, есть сомнения в правильности такого подхода. Алена Андреева приводит пример с так называемыми пептидными препаратами, которые на рынке сегодня представлены в основном китайскими производителями: «Когда перед Лондоном китайцы «разгоняли» пептиды, это были относительно чистые субстанции, сегодня же это неочищенный продукт, содержащий массу примесей. При этом современные технологии пока не способны точно определить факт их приема спортсменами».

Второй критерий Савулеску сводится к таланту и одаренности. «Стимулирующие вещества позволяют спортсменам строить более длительную карьеру и тренироваться в более сложных режимах, только и всего», — утверждает Савулеску, фактически подразумевая идеальный подход к подготовке спортсмена, совмещающий грамотные тренировки с приемом безопасного количества лекарственных средств. Однако в дело часто вмешивается пресловутый человеческий фактор. «Проблема в неадекватной подготовке молодежи, которую с ранних лет начинают пичкать допингом, забывая про тренерские методики», — поделился с «Итогами» анонимный эксперт.

Третий критерий, предлагаемый оксфордским профессором, — это зрелищность. «Профессиональный спорт, — утверждает он, — вызывает интерес и имеет ценность не только для тех, кто в нем участвует, но и для тех, кто платит, чтобы посмотреть его. Зрителям нужны соревнования, за которыми хотелось бы наблюдать». Ныне действующий запрет не позволяет определить, кто из спортсменов принимает допинг, а кто нет. А это якобы является нечестным по отношению к болельщикам.

Четвертый критерий звучит так: «Правила должны работать». Тотальный запрет, по мнению профессора, практически невозможно претворить в жизнь, поскольку стероиды, гормоны роста, прочие соединения, содержащиеся в крови, являются веществами, которые вырабатываются в организме естественным путем. По этой причине и были введены биологические паспорта, позволяющие осуществлять мониторинг различных биомаркеров в течение длительного времени. «Однако если спортсмен достаточно умен и проницателен, он может использовать этот паспорт в своих интересах. Люди настолько сильно различаются по количественным значениям этих биомаркеров, что антидопинговая служба никогда не сможет быть до конца уверена, служат те или иные колебания следствием естественной изменчивости или же применения допинга», — констатирует Савулеску.

И нашим, и вашим

У специалистов, занимающихся этой проблемой вплотную, мнение одно и неизменное. Исполнительный директор Российского антидопингового агентства Никита Камаев однозначно заявил «Итогам»: «Рассуждения о том, нужен допинг-контроль или нет, — просто разговоры, сотрясающие воздух. Это все равно что обсуждать, нужен ли Уголовный кодекс или библейские заповеди, в конце концов. Все очень просто: если спортсменам что-то не нравится в антидопинговых правилах, они могут не участвовать в олимпийском спорте. Антидопинг — это часть регламента любых соревнований, такая же, как разметка на футбольном поле или наличие лыжни».

Никита Камаев сомневается в безупречности суждений британца. Например, по мнению нашего специалиста, «так называемый биологический паспорт спортсмена работает как раз на превенцию: он не выявляет запрещенную субстанцию, а позволяет по маркерам, по изменениям физиологических параметров человека определять, оказывалось ли на его организм внешнее воздействие». Таким образом, никакой гонки — одни, мол, придумывают, а другие ловят — не происходит. С введением биопаспорта проблема допинга практически решается, нужна только политическая воля для внедрения двух модулей биопаспорта — стероидного и эндокринного (гематологический уже работает), и проблем не будет. Впрочем, случаи, когда спортсмены не желают подчиняться строгим законам, в современном спорте тоже присутствуют. Например, в таком неолимпийском виде спорта, как пауэрлифтинг, на сегодняшний день пришли к соломонову решению. Спортсмены попросту разделились на две секции. Одна — это так называемые натуралы, у которых своя федерация и очень жесткий допинг-контроль на всех соревнованиях. Другая — «химики»: у них тоже своя федерация, но контроля за использованием запрещенных препаратов нет как такового. «Быть может, такая схема когда-нибудь будет применена и в олимпийских видах спорта, — делится своими соображениями эксперт, пожелавший остаться неназванным. — Допинг и спорт высших достижений пока существуют неразделимо, я лично много раз слышал, как будущие олимпийские чемпионы говорили: «Пусть у меня хоть рога вырастут, но медаль я выиграю!»

И тем не менее на нынешней стадии развития спорта специалисты считают необходимым внедрять технологии контроля за так называемыми рисковыми группами спортсменов. Риск же в свою очередь повышается пропорционально требованиям к физическому состоянию атлета в различных видах спорта. Этот показатель растет в зависимости от того, сколько от спортсмена требуется скорости, мощности и выносливости. И потому не исключено, что прорывные идеи британского профессора в скором времени все-таки привлекут к себе более благосклонное внимание специалистов. Здравое зерно в них все-таки имеется и зарыто не так глубоко, как может показаться на первый взгляд.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера