Архив   Авторы  
Молодым ученым, как декларируется, у нас везде дорога. Одна из смен молодежного слета "Селигер-2009" была посвящена инновациям

Ум да разум
Общество и наукаТехнология

Как пробить для своей научной идеи путь в большую экономику?



 

Употребление слова "инновации" последние года два бьет все рекорды. И не важно, что порой дать его точное определение не могут даже те, кто часто его произносит. Главное все усвоили - речь о принципиально новых научных достижениях. Желательно таких, чтобы их можно было применить на практике, что нашей стране при всей мощи ее науки никогда толком не удавалось. Открытий с потенциальным практическим эффектом (и желательно приставкой "нано") общество и власть с нетерпением ждут от "свежих голов" и, кажется, готовы создать для них максимально комфортные условия, лишь бы те выдавали на-гора результат. Но, как показывает практика, не у всех, кого сегодня называют молодыми учеными, хватает сил и терпения пройти до конца путь от возникновения идеи до ее коммерческого воплощения в жизнь. Путь этот остается извилистым и запутанным...

Есть идея?

Наука в чистом виде, знания ради знаний и эксперимент ради эксперимента - это роскошь, которую сегодня могут позволить себе немногие. И они должны быть готовы к более чем скромному существованию. Так что молодому человеку с амбициями приходится быть прагматичным.

У Александра Трохимовского в 26 лет на подходе кандидатская, а сам он, будучи аспирантом, является техническим руководителем проекта "Русалка" в Институте космических исследований РАН. "Русалка" - не девушка-амфибия, а РУчной Спектральный АнаЛизатор Компонентов Атмосферы. Такое сокращение придумали, чтобы космонавтам на МКС веселее с прибором работалось. Аппарат занимается мониторингом содержания парниковых газов в атмосфере. То есть идет в ногу со временем - тема глобального потепления актуальна как никогда. В свое время, признается Александр, она была выбрана его вузовским научным руководителем на злобу дня. И в общем-то сыграла на руку.

Бывает и по-другому - науку "двигают" через премии, гранты и прочие специальные программы, но и тут требуется правильно угадать тренд. Молодой сотрудник Института физики твердого тела РАН в Черноголовке Вячеслав Муравьев в прошлом году стал лауреатом первой Зворыкинской премии - нового проекта по поддержке ученых со свежими идеями. Миллион рублей премиальных он получил благодаря полупроводниковому генератору и детектору терагерцевого излучения. С помощью небольшого прибора, работающего в диапазоне прежде неизученных волн, можно, скажем, определить содержание ампулы, не вскрывая ее. Сам Вячеслав признается, что его инновационный проект начинался с чистой теории. "Наша команда, - вспоминает он, - поначалу работала с температурой минус 270 градусов по Цельсию и магнитными полями, в сотни раз превышающими силу магнитного поля Земли. Для исследований нужны были огромные установки. Теперь же мы говорим о маленьком приборе, который работает в обычных условиях. Осталось определиться, какое применение ему больше всего подходит". Вячеслав считает, что ему повезло - интуиция его научного руководителя не подвела.

Надо сказать, что для молодого специалиста уже полдела сделано, если за его спиной стоит толковый научный руководитель, а то и целый отдел, работающий на результат. "У нас отбор проекта для коммерциализации происходит в несколько этапов, - рассказывает начальник отдела коммерциализации результатов НИОКР Томского государственного университета Ольга Бабкина, - сначала мы проводим инвентаризацию результатов интеллектуальной деятельности и технологический аудит, затем выясняем патентную чистоту разработки и организуем первичные маркетинговые исследования и, наконец, подбираем команду для доработки продукта до чего-то коммерчески значимого. Многие инновационные технологии вуза разрабатываются "на опережение", поэтому необходимо выбрать правильный момент вывода на рынок, чтобы это было не слишком рано, пока еще не готов потребитель, и не поздно, когда на рынке уже имеется ряд зарубежных конкурентов". Согласитесь, задачка не из легких.

Товар лицом

Следующая проблема ученого с новыми идеями - материальная поддержка. Она, кстати, вечная: скажем, карьерная биография Николы Теслы начинается с того, что, не получив поддержки своей идеи использования переменного тока у Томаса Эдисона, тот был вынужден уйти из его компании и перебиваться на подсобных работах. И только в 1887 году, убедив нескольких знакомых профинансировать его новое предприятие, он смог открыть собственную фирму по производству дуговых ламп для уличного освещения. На них появился спрос, а еще через год ученый нашел подходящего инвестора - американского промышленника, выкупившего у него более 40 патентов за солидную сумму. Конечно, со времен Теслы многое изменилось, но так называемый development gap - разрыв между фундаментальной наукой и коммерциализацией - остался. И от того, насколько быстро и в каком объеме будут найдены средства на его преодоление, зависит судьба самого проекта и его воплощения в жизнь. "Создание новой технологии - это уже практическая реализация научной идеи, - объясняет Ольга Бабкина. - Идея превращается в некий лабораторный образец, затем перерождается в опытную технологию, обрастая попутно оборудованием и комплектом документации, после чего появляется промышленная технология с серийным образцом продукции. Каждый этап требует своих финансовых вложений. Если у разработчика есть достаточный объем средств и хорошая команда, то решение проблем происходит достаточно быстро".

А если нет, где его взять? К тому же следует учитывать, что при переходе из области фундаментальных разработок в область конкретных технологий стоимость исследований возрастает примерно в десять раз, и еще во столько же траты увеличиваются при коммерциализации. Такие траты, уверены многие в научном сообществе, способны потянуть лишь крупные корпорации или государственные структуры, но уж точно не средний производитель. В этом плане легче ученым, которых поддерживают РОСНАНО или "Ростехнологии". Но, увы, как только дело выходит за рамки госзаказа, инноваторам приходится крайне трудно. И приходится им крутиться не только в лабораториях и научных библиотеках, но и на всевозможных семинарах, конференциях, конкурсах. Победа в конкурсе означает грант, а там одно цепляется за другое. Будут гранты - будет и дальнейшая работа над исследованием. Будут конференции - появятся новые связи, которые помогут в поиске инвестора. Будут статьи - значит, появятся авторитет, имя. Это принципиально важно - инвестор нацелен на собственную выгоду и никогда не даст денег неизвестному молодому специалисту, пусть и с самыми блестящими идеями. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

"Если разработчик из чисто научного интереса создал никому не нужный инновационный продукт, внедрить его будет сложно, - говорит Ольга Бабкина. - Если производственнику нужно решить свою небольшую проблему и он заказал инновационную разработку, то это чистой воды выполнение хоздоговора… Другое дело, когда встречается вопрос производственника "а как улучшить…" с предложением разработчиков "а мы тут пробовали решить близкую задачу, и у нас есть все необходимое оборудование…". Вот тогда создается благоприятная атмосфера для эффективного продвижения инновационного продукта".

Впрочем, не все так однозначно. Иногда инвестор "душит" научную песню: как рассказал "Итогам" один из молодых ученых, которому повезло с коммерциализацией проекта, его инвестор настоял на отсрочке публикаций научных работ. Это только с одной стороны статьи о промежуточных результатах являются показателем продуктивности и того, что ты постоянно держишь руку на пульсе. С другой - инвестору необходим суперэксклюзив - такое, чего раньше никогда не было.

Вне закона

Вроде бы простой путь из трех шагов "идея - технология - продукт" на деле превращается в витиеватую тропу со множеством ответвлений, многие из которых заводят в тупик. Один из них - бумажная волокита. Пример того, что такое настоящая работа с бумагами, приводит Александр Трохимовский: "Сил, человеко-часов и трудозатрат на саму разработку "Русалки" и на подготовку тонны сопровождающей макулатуры было потрачено в соотношении 50 на 50. Впрочем, это впоследствии может пригодиться тем, кто планирует уйти в бизнес".

Другой тупик - законодательный. В странах Евросоюза практически параллельно со всеми государственными инициативами принимались законы, где проговаривались и права инноваторов, и их участие в коммерческой деятельности. О том, что в инновационной сфере у нас нет внятного законодательства, в выступлении на Первом съезде молодых ученых РАН в Звенигороде говорил и вице-президент РАН Сергей Алдошин.

И, конечно, самый главный тупик, из которого выйти крайне трудно, - поиск средств, читай инвестора, который заодно новым практичным взглядом посмотрит на разработку. И здесь, увы, винить некого. Проблема скорее в том, что инвесторы и инноваторы в существующей отечественной научно-производственной системе не могут встретиться. В США и странах Европы сами инвесторы, заинтересованные в новых работах, знают "рыбные места" инноваций. Массачусетский технологический институт в США или Каролинский институт в Швеции со своими открытиями постоянно мелькают в лентах новостей лишь потому, что покупатель на разработку не заставляет себя долго ждать. У нас есть интересные разработки, но где именно их искать, если разбросаны они по всей стране: в НИИ, вузах, лабораториях предприятий. И пока до них добирается инвестор, часть тем просто сворачивается, а люди из науки уходят. Выпускник ­МИЭМа Александр Альперн мог заниматься популярными нынче нанотехнологиями. Его дипломная работа была связана как раз с этой областью. Были даже публикации в научных журналах - теоретические. Как только Александр прикинул для себя, сколько времени пройдет до того, как идея станет былью (несколько лет), с наукой завязал и занялся онлайн-проектами. За полгода придумал концепцию вебинаров - онлайн-семинаров, конференций и заседаний - и реализовал ее в виртуальном пространстве. Проект начал динамично развиваться. "В принципе тут та же самая схема, - уверяет Александр, - во-первых, создание и проработка идеи. Во-вторых, возможность продать ее пилотным клиентам. И в-третьих, возможность масштабирования и дальнейшей продажи продукта, проработка и маркетинговой, и технологической части, чтобы была возможность удовлетворить запросы многих заказчиков. Только в моем случае в науке это бы затянулось на годы из-за бюрократических препон".

Одним словом, уже всем - даже власти - понятно, что надо менять систему "вуз - наука - предприятие", чтобы научные идеи могли двигаться в ней беспрепятственно. Инкубаторы инноваций будут создавать на базе новых исследовательских институтов, статус которых, например, получили МИФИ и МИСиС. Но пока мы увидим результаты, пройдет много времени. Для того чтобы в ожидании глобальных перемен движение все-таки продолжалось, и появились проекты по поддержке молодых ученых - такие, например, как РОСНАНО и Зворыкинский проект. Последний и вовсе представляет собой практически социальную сеть, ярмарку инноваций. Раздача миллионных грантов победителям - это лишь вершина айсберга. Еще есть семинары, выставки и, самое главное, ресурс Зворыкинского проекта - своего рода сайт знакомств молодых инноваторов с теми представителями бизнеса, которых могут заинтересовать смелые идеи. Плюс постоянное общение самих молодых специалистов, споры, в которых, как известно, рождается истина. Судя по активности, с которой кипит жизнь на ресурсе, молодым ученым такого очень не хватало. Главное, чтобы со временем проект стал частью слаженной системы продвижения открытий. Иначе все это останется молодежной игрой во взрослую жизнь.

Стимулы

Инновации по...

Европа пережила начало инновационного бума несколько лет назад. Сегодня в большинстве стран Евросоюза помимо множества практических возможностей внедрения инноваций в жизнь существует серьезная законодательная база, предлагающая ученым различные стимулы. В европейских законах максимально четко прописаны возможности и привилегии исследователей, запускающих открытие в коммерческое плавание.

Так, во Франции авторы получают 50 процентов от общей суммы роялти, полученной институтом от промышленных партнеров, в то время как университеты получают оставшиеся 50. При этом исследователю может принадлежать до 15 процентов акций в созданных инновационных компаниях при условии сохранения статуса государственного служащего в течение шести лет. Более того, научные сотрудники государственных исследовательских организаций (ГИО) могут тратить до 20 процентов своего служебного времени, обеспечивая научную поддержку компаниям при сохранении статуса госслужащего.

В Испании, как правило, изобретатель получает от одной трети до половины отчислений - остальная сумма идет в копилку государственного университета, к которому ученый прикреплен. При этом сотрудник ГИО имеет право работы на частного заказчика (дочернюю компанию) в течение четырех лет без потери своей должности.

В Греции при коммерциализации разработки ее автор получает 60 процентов роялти. Исследователи ГИО могут работать в интересах частного сектора над разработкой своих проектов в течение двух лет без потери статуса и должности, получая при этом до 50 процентов оклада. Пребывание в таком отпуске исследователя может быть продлено еще на три года, в течение которых он получает до 25 процентов оклада.

В Италии исследователи ГИО могут работать в качестве вспомогательного технического персонала на предприятиях в течение четырех лет, причем компании в течение этого срока обязаны обеспечить им выплату дополнительной компенсации.

Заявки

Мозговой штурм

В копилке Зворыкинского проекта насчитывается не одна тысяча заявок - от идей в чистом виде до проработанных технологий. Даже нескольких примеров достаточно для того, чтобы понять - светлых голов у нас хватает. Так, технолог из Пензы Яна Санягина, входящая сейчас в число лидеров проекта, предложила решать проблему гололеда с помощью противообледенительного дорожного бетона. Причем изготавливать его можно на существующих технологических линиях. Цель проекта - внедрить в производство разработанную рецептуру бетона через продажу лицензии на технологию и организацию выпуска тротуарной плитки на собственном предприятии.

Лилия Анисимова из Уфы тоже в списке лидеров - она создала уникальный биопрепарат, способный эффективно очищать воду и почву от пестицидов, широко применяемых в сельском хозяйстве. Это может удешевить процесс очистки в 50 раз - причем аналогов этого продукта на отечественных и зарубежных рынках нет. Автор проекта уже сотрудничает с Greenpeace в области применения биопрепарата для очистки сильно загрязненных территорий от выбросов химических и нефтехимических предприятий.

Александр Бервено из Кемерова вместе с коллегами разработал опытную методику получения углеродных молекулярных сит, позволяющих разделять газовые смеси. Производство в России отсутствует, тем не менее, по словам исследователей, область применения сит невероятно широка - от хранения и безопасной транспортировки водорода, создания аккумуляторов нового поколения до кислородотерапии, позволяющей облегчить жизнь людям, страдающим гипоксией. Плюс к этому технология может быть использована при производстве бытовых и промышленных очистителей воды, а также детекторов загрязнения воздуха.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера