Архив   Авторы  
Стремясь сделать еду более полезной, ученые научились вводить в продукты частицы размером в одну миллиардную метра

Страшно аппетитно
Общество и наукаТехнология

Возможно, что вы уже сегодня съели за обедом интеллектуальную нанососиску с инновационным наногарниром, даже не подозревая этого



 

Что такое наноеда? Очень маленькие порции за огромные деньги. Какие-то невидимые штучки, из которых произрастают бифштексы и эклеры. Нереальная реальность. Тем не менее уровень продаж нанопродуктов и напитков увеличился в мире со 150 миллионов долларов в 2002 году до 860 миллионов в 2004-м, а к нынешнему, по оценкам экспертов, должен был превысить 20,4 миллиарда долларов. Возможно, что вы съели сегодня за обедом нанососиску с наногорошком, даже не подозревая того. Отношение к этой пище настолько неоднозначно, что некоторые производители используют приставку «нано» как рекламу, а другие, напротив, предпочитают об этом факте скромно умалчивать. Как бы то ни было, пищевая промышленность живо интересуется новинками в области нанотехнологий, без которых в скором времени не обойдется ни один ланч.

До настоящего времени никому так и не удалось грамотно набить живот «человеку разумному». Научно-технический прогресс коварен. Едва люди начали калорийно и разнообразно питаться, как тут же уменьшилась потребность социума в тяжелом физическом труде. Как результат — лишние килограммы на боках трудящихся масс. Бросились снижать жирность еды, тут же возникла нехватка жирорастворимых витаминов и других биологически активных веществ. Встала задача по разработке такой технологии производства продуктов, которая делала бы их априори полезными. Решение стали искать в области нанотехнологий. «Благодаря своему размеру наночастицы могут обогащать пищевые продукты различными микронутриентами — минеральными веществами, биологически активными веществами, повышать их усвоение», — объясняет директор Института питания РАН Виктор Тутельян.

Наночастицы способны легко встраиваться в живые клетки, проникая через биологические мембраны и физиологические барьеры организма. В общем, в нем, в этом самом организме, они чувствуют себя как ребенок, оставшийся один в огромной квартире. Захочет — будет паинькой: соберет игрушки и выметет пол, помоет посуду, а захочет — устроит кавардак. В человеческом обществе это вопрос воспитания, а в нашем случае — проблема правильной настройки частицы. Нанотехнологии открывают просто фантастические возможности для производства полезной еды, однако появляются они настолько стремительно, что ученые не всегда успевают как следует отрегулировать процесс их промышленного использования. Оттого вопросов к наноеде пока больше, чем ответов.

Конфета с сюрпризом

На прошлой неделе в Москве проходил III Международный форум по нанотехнологиям, на котором «Итогам» удалось обнаружить самую настоящую наноеду — причем не какие-нибудь скучные котлеты и каши. Стол ломился от печенья и трюфелей, куда при помощи наночастиц ввели Омега-3 — полиненасыщенные жирные кислоты, а по сути — рыбий жир. Это ведь просто эврика: пытка детства — рыбий жир, который спрятан в сладостях, причем не выдает себя ни запахом, ни вкусом! Особого внимания заслуживают шоколадные наноконфеты с витамином С. Мечта сладкоежки! Как это делается? «Когда вы едите, к примеру, морковь, ваш организм производит наносистему, которая называется мицелла, — она нужна, чтобы усвоить бета-каротин, — объясняет представитель компании-производителя Анна Кравченко. — Мы частично заимствуем природную технологию. Берем натуральные ингредиенты — витамины, пребиотики, натуральные красители — и инициируем их. Получаем структуру, по размеру и форме совпадающую с натуральной. В природе в основном встречается диапазон частиц размером от 20 до 60 нанометров. Мы работаем со структурами размером 30 нанометров». В результате полученные ингредиенты имеют более высокую биологическую активность по отношению к человеческому организму. Технология, надо признаться, немецкая, а в России пока идут практические разработки — совместно с разными предприятиями.

Производство наноеды сегодня идет по нескольким направлениям. Во-первых, это получение нанонутриентов — пищевых веществ, измельченных (а по-научному — диспергированных) до частиц размером от 1 до 100 нанометров (то есть от одной до 100-миллиардной метра). В таком виде они могут проникнуть внутрь почти любой клетки. Во-вторых, создание транспортных наносистем — они доставляют нутриенты в нужные места. Включены в процесс и наноинкапсуляты, позволяющие сочетать химически несовместимые пищевые вещества. К этому надо добавить наноструктурированные пищевые добавки, придающие продуктам новые, необычные свойства.

Примеры? Пожалуйста. Молоко с наночастицами, позволяющими быстрее усваивать кальций. Или, скажем, напитки с наночастицами зеленого чая, обладающего повышенными антиоксидантными свойствами. Эти продукты сегодня уже появились на полках заграничных супермаркетов. В начале 2006 года, по данным Института питания РАМН, на мировом рынке было доступно около 200 наименований нанопродуктов. В России, правда, и на сегодняшний день значимо меньше. Но на подходе очередной завоз. Это может быть что угодно. Например, напитки, меняющие цвет, или светящиеся продукты. Представляете себе конфеты с подсветкой, которые можно легко найти в шкафу, не включая свет на кухне?..

С привкусом золота

Конечно, подсветка — баловство. Ибо все усилия ученых направлены исключительно на улучшение полезных свойств еды. Пожалуй, самая популярная сегодня нанодобавка, которую усиленно пытаются ввести в разные продукты, — это серебро. Исследователей вдохновляют антисептические свойства благородного металла. «Серебро часто вводят в БАДы, и производители позиционируют эти добавки как стимулирующие иммунитет, — рассказывает ведущий научный сотрудник лаборатории пищевой токсикологии с группой оценки безопасности наноматериалов Института питания РАМН Иван Гмошинский. — Правда, надежных научных доказательств этой теории пока нет. Серебро в первую очередь влияет на микроорганизмы. В небольшой дозировке — 0,07 миллиграмма в день — оно может поступать в организм с пищей, и эта доза безопасна». То есть ни особой пользы от него, ни вреда. То же самое с золотом и прочими благородными металлами.

Гораздо острее стоит вопрос с нехваткой в человеческом организме металлов попроще — цинка и железа. «Как известно, обогащение различных пищевых продуктов железом в традиционной (солевой) форме встречает значительные трудности, связанные с химической несовместимостью ионов Fe (II) с большим числом компонента рациона, включая многие витамины, полиненасыщенные жирные кислоты, фенольные соединения. В этой связи использование нерастворимых и химически инертных наночастиц солей железа имеет хорошие перспективы при обогащении как специализированных пищевых смесей, так и продуктов массового спроса», — говорится в научной статье экспертов Института питания РАМН, опубликованной в одном из номеров журнала «Вопросы питания». Здесь нанотехнологии как раз могли бы сказать свое слово.

Есть, в частности, разработки с селеном — важным микроэлементом антиоксидантного действия, необходимым для работы сердечной мышцы и кровеносных сосудов. Однако с ним проблема — риск токсической передозировки, в результате чего можно потерять волосы и ногти. Наночастицы в этом смысле могли бы помочь соблюсти безопасную дозу. Некоторые производители пытаются продвигать продукты, обогащенные селеном с приставкой «нано». Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что никакое это не «нано», а обычная селеновая соль, просто добавленная в микродозах.

По словам Анны Кравченко, у потребителя уже есть спрос на наноеду, однако производители пока не готовы ее массово выпускать, опасаясь высокой себестоимости продуктов. Впрочем, по расчетам ученых, это опасение напрасно. Нанопродукты не должны быть слишком дорогими: если наночастицы составляют 1—5 процента от общей массы продукта, то удорожание не должно превышать 0,1 евро на килограмм.

«Мы предлагаем золотую середину, — рассказывает эксперт. — Натуральное сырье, но в инновационной форме. Возьмите те же конфеты. Как известно, в их состав входит жир, и с течением времени он имеет свойство портиться — становится прогорклым, появляется белый налет. Взаимодействие с воздухом, неправильное хранение, перепад температур — и конфеты начинают окисляться. Мы вводим в их состав антиокислители, предложив впервые в мире жирорастворимую форму аскорбиновой кислоты, которая в обычной ситуации водорастворима. Мы не только делаем ее более активной, но можем ввести в любой продукт, в том числе и жиросодержащий. Помимо полезности увеличивается срок хранения продукта — причем за счет натуральных ингредиентов».

Виктор Тутельян отмечает еще одно важное перспективное направление применения нанотехнологий — упаковочные материалы. «В этой области открывается масса возможностей — например, с помощью наноматериалов упаковка становится индикатором срока годности. Как известно, в России много фальсификаций на этот счет, в магазинах могут переклеивать этикетки и т. д. А вот с наноэтикеткой подобные фокусы не пройдут: задаешь срок, скажем, 15 дней, и по истечении этого времени упаковка меняет цвет. Кроме того, она может играть роль консерванта — за счет антимикробной активности». Кстати, исследователи обещают, что скоро появится съедобная наноупаковка, которую можно будет съесть без ущерба для здоровья.

Меняя природу вещей

Однако до сих пор остается открытым этический вопрос: не слишком ли легкомысленно исследовать свойства нанопродуктов на живых людях? По словам Ивана Гмошинского, больше всего нанопродуктов продается сейчас в странах Юго-Восточной Азии, и в частности в Китае. В Западной Европе, напротив, отношение к такой продукции настороженное. Это объясняется различиями менталитета — азиаты нацелены на все новое, прогрессивное, а европейцы, наоборот, консервативны. Потому в Старом Свете все более широкую популярность приобретает органическая еда — максимально чистая, с минимумом вмешательства в природу.

«Существуют два абсолютно разных мира, — комментирует ситуацию глава компании по производству детского питания Штефан Хипп. — Наноеда или генетически модифицированные продукты никогда не будут органическими, экологически чистыми. Органическая еда — это отсутствие каких-либо манипуляций с оригинальным продуктом, это возврат к корням. Выращивая растения экологически чистым путем, мы делаем для почвы все, чтобы растение могло получить необходимые элементы. Химические удобрения, гербициды и пестициды не используются. Скажем, Германия пока мало знакома с нанопищей, а потому ее польза или вред обсуждаются довольно редко. Нанопродукты еще недостаточно изучены, поэтому мы не хотим рисковать. Потребитель очень осторожен».

Как бы то ни было, но генно-модифицированная продукция уже давно у нас на столах. Несмотря на то что и в Западной Европе, и в России она подверглась остракизму, в Азии ГМО получили широкое распространение — в частности, потому, что во многом решают проблему нехватки продовольствия. Так, возможно, будет и с нанопродуктами — ведь ученые давно пришли к единому мнению, что еда должна быть «умной», то есть снабженной дополнительными полезными веществами в точной дозировке.

«И недооценка, и переоценка значимости нанопродукции — одинаково неконструктивная позиция, — считает Иван Гмошинский. — А у нас это происходит на уровне подсознания: например, сколько бы мы ни делали исследований, подтверждающих безопасность ГМО, переменить это настроение не удается. При том что не получено никаких достоверных научных данных об опасности производимой на территории России генно-модифицированной продукции. Повторю — научно достоверных».

В продаже наноеда уже есть, а вот способа распознать ее на прилавке нет, поскольку никакой сертификации в этой области еще не существует. На сегодняшний день ученые не исключают, что нанопродукты таят в себе потенциальный вред. Действительно, если они легко проникают в живую клетку, то одному Создателю известно, что они там могут натворить. «Мы должны быть уверены в безопасности. Ведь наночастицы меняют свойства обычного химического соединения. Теоретически они могут быть более токсичными, опасными, — рассуждает Виктор Тутельян. — К вопросу широкого применения нанотехнологий нужно подходить взвешенно: с одной стороны, не останавливать прогресс, а с другой, гарантировать безопасность потребителям». Уже известен первый в современной практике случай массовой интоксикации наночастицами, произошедший в Германии в 2006 году. Правда, связан он был не с наноедой, а с бытовой химией. По меньшей мере 70 человек получили отравление, шестеро были госпитализированы из-за использования в быту спрея для чистки сантехники, в состав которого входили наночастицы силиката. Однако и в пище эти крошечные частицы могут неправильно сгруппироваться, образовать соединения, которые окажут вредное действие на организм. В общем, набедокурить, как шаловливые дети в квартире в отсутствие взрослых.

Сейчас, по словам Виктора Тутельяна, в России по поводу наноеды только формируется законодательная, методическая и административная база — объединенными усилиями Роспотребнадзора, Российской академии медицинских наук, Минобрнауки, Минздравсоцразвития, РОСНАНО и других организаций. Задача — выстроить систему контроля, которая гарантирует поступление на прилавки как минимум безвредных и как максимум очень полезных нанопродуктов. И уж тогда мы смело наноедимся...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера