Архив   Авторы  
Во Львове фильмы, переозвученные на украинском, можно посмотреть и на языке оригинала. у памятника первопечатнику Федорову на книжном развале в основном представлена литература на русском.

Трудности перевода
Политика и экономикаExclusive

Преодолев языковой барьер, разделивший Украину, «Итоги» убедились, что державна мова для ее граждан насильно мила не стала







 

Так вышло, что для автора этих строк самым сильным аргументом в пользу изучения украинского языка оказался гастрономический. На первом же уроке учительница, по всем параметрам напоминающая прекраснейшую Солоху, поставила вопрос ребром: «Любите ли вы, дети, украинскую колбасу?» Ответ был утвердительным. И тогда она произнесла ключевую фразу: «Значит, вы должны полюбить и язык Тараса Шевченко».

Нынешние украинские власти действуют не столь изобретательно. После принудительного дублирования, субтитрования и переозвучивания всей кинопродукции на державну мову (государственный язык) Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания предписал зачистить от русского языка и телевидение. В результате тем каналам, которые не потратятся на перевод, грозит отлучение от национального телеэфира. А в ответ на озабоченность МИД России украинский МИД дал разъяснение: задачей Европейской хартии региональных языков является «защита языков, находящихся под угрозой исчезновения, а не языковых прав меньшинств». Получается, что как минимум у половины Украины никаких лингвистических прав нет. Остается выяснить только один вопрос: как быстро полюбят мову Кобзаря русскоговорящие граждане Украины? Чтобы получить ответ, корреспонденты «Итогов» посетили регионы Украины, разделенные по языковому принципу.

Потерянный смех

Лет десять тому назад, а то и раньше, на Дерибасовской открылся украинский ресторан. В эпоху советского общепита, когда кулинарный национализм не приветствовался, а вся Одесса разговаривала на наречии, представляющем собой смесь русского с идиш, украинским и еще с доброй дюжиной языков, включая французский, такое было просто невозможно. Теперь же в Одессе нам так и не удалось найти ни вывески на русском, ни ресторана с исключительно русской кухней. Но и добровольно говорящие на украинском одесситы почти не попадались. Исключений было только два: молоденький чубатый бандурист из Одесской музыкальной академии и актер в гетманском наряде, подрабатывающий внешним видом между памятником Дюку и Потемкинской лестницей. Первый объяснил свой украинский тем, что он приехал из украиноязычного села, а «гетман» заявил, что Одесса - украинский город, поскольку рыть местные катакомбы начали еще казаки, которые русского не знали, так как его тогда еще не было.

Как бы сказали еще в той Одессе, частично показанной в сериале «Ликвидация», «так и где-то он прав в смысле языка, а не катакомб». По грамматике киевлянина Мелетия Смотрицкого, которую Михаил Ломоносов назвал вратами учености, выучилось не одно поколение русских, украинских и белорусских детей, включая лицеиста Александра Пушкина. Более того, первый толковый словарь русского языка тоже написал киевлянин - Памво Берында. И теперь украинские националисты не могут простить словесникам того, что они больше уделяли внимания русскому языку, нежели родному. В силу исторических обстоятельств самому украинскому не удалось выйти за рамки фольклорности. Это стало особенно очевидно с обретением государственности, когда возникла потребность в деловом украинском. И здесь не все так просто.

Большинство одесситов, кстати, вполне прилично говорящих по-украински, когда их к тому вынуждают, считают, что державна мова почти убила в самом веселом городе СССР смех - на украинском так шутить почему-то не получается. Ну, не одесский юмор! «Как будет по-украински «эпидемиолог»? - спросили нас в Одессе и сами же дали ответ: - Заразознавец». После чего стало понятно, что сопротивление насильственной украинизации в русскоговорящих регионах приобрело форму чуть ли не гражданской войны. Пока что только на языковом фронте.

Кто победит? По словам известного в Одессе историка - завкафедрой социально-гуманитарных дисциплин Европейского университета Леонида Дузя, у официального Киева есть преимущество, поскольку он использует метод директивного насаждения украинского языка. Причем при агрессивной поддержке националистически настроенной части общества. Этот «боевой отряд украинизаторов» в основном состоит из выходцев из Западной Украины, которые ныне и составляют главную опору властной элиты. С деятельностью этих «общественников» молва связывает немало темных историй. В качестве примера приводят случай с профессором Виталием Масловским, который усомнился в том, что Львов является исконно украинским городом (до Второй мировой войны здесь проживало только 7 процентов украинцев). Ученый погиб при невыясненных обстоятельствах в собственном подъезде.

Как бы там ни было, но власть не жалеет средств на государственные программы украинизации - например, на создание студии звукозаписи для озвучивания и дублирования на украинский язык иностранных фильмов, прежде всего российских, кабинет министров выделяет порядка 10 миллионов гривен в год. При этом Леонид Дузь убежден и готов доказать с цифрами в руках, что федерализация Украины по языковому признаку обошлась бы намного дешевле, а узаконенное двуязычие дало бы исключительные гарантии сохранения государственной целостности.

Так думает историк. Украинские государственные деятели, в числе которых и экс-президент Леонид Кучма, написавший книгу «Украина - не Россия», к компромиссу не готовы, поскольку, по их мнению, между украинцем и русским нет и не может быть ничего общего. Согласно версии автора катехизиса украинского национализма Юрия Липы, любовь к земледелию украинцы унаследовали от трипольцев, поэтический склад мышления и приверженность к демократии - от эллинов, воинственность и тягу к государственности - от готов. И, дескать, только потом Киевской Русью были покорены угро-финские племена, которые по принадлежности к сюзерену стали называть себя русскими.

Кстати, Юрий Липа коренной одессит. А другие основоположники украинского национализма Дмитрий Донцов и Вячеслав Липинский по происхождению были соответственно русским и поляком. Гримасы истории, однако...

Еврозона

Львов настолько давно болен национализмом, что, похоже, уже переболел. По крайней мере на официальном уровне толерантности и демократии во Львове оказалось намного больше, чем в Киеве или в той же Одессе. Например, в местный парламент, расположившийся в городской ратуше, может попасть любой желающий, в том числе и туристы, которым вздумалось полюбоваться на Львов с высоты почти что птичьего полета. Но наш путь лежал не на башню, а в кабинет лидера всеукраинского объединения «Свобода» Василя Павлюка.

- Разве можно насильно заставить всех, живущих на Украине, говорить на украинском?

- А мы никого и не заставляем. Но, как и во Франции или Англии, если ты не изучил статусный язык, тебе нечего рассчитывать на государственную должность. И поскольку Украина - это та земля, которая дана нам, украинцам, Богом, государственным языком здесь может быть только один язык - украинский. В быту говори, на каком пожелаешь, и я, как украинский националист, встану на защиту тех же русских или поляков, если их будут притеснять в языковом или культурном плане. Потому что мы еще не забыли, что такое насильственная русификация.

- Значит, следующим президентом Украины вполне может стать Юлия Тимошенко, так как она уже выучила украинский язык и, более того, является ярым его поклонником?

- Президентом Украины должен быть только этнический украинец, обладающий украинской сущностью на генетическом уровне. Вот Виктор Ющенко, он вполне подходит...

Следуя этой логике, Николя Саркози никогда не смог бы стать президентом Франции. Впрочем, в вопросах чистоты крови теоретики украинского национализма не всегда категоричны. Например, при кровосмешении в западном направлении украинская кровь, по их мнению, растворяется без остатка, а если в восточном - очищается уже во втором поколении. Стало быть, наполовину русский на Украине еще может на что-то претендовать. А вот, например, поляк с примесью украинской крови - категорически нет. Тем не менее отношения Украины с Польшей сейчас почему-то намного лучше, чем с Россией.

Потому что поляки, объяснил нам лидер фракции «Наша Украина» в Львовском горсовете Василь Трач, строят отношения с Украиной как с будущим членом ЕС и НАТО, а Россия на прежних принципах - как старший брат с младшим. По ходу выяснилось, что помимо принудительной русификации у галицийских украинцев к русским еще много претензий, включая разгон Екатериной II Запорожской Сечи. Но, как показалось, еще больше - к восточным украинцам (так называемым схиднякам), которые на украинском или вообще не говорят, или говорят хуже, чем потомки запорожских казаков, живущие сейчас на Кубани.

Впрочем, помимо языкового барьера между разными частями Украины существуют и экономические разногласия. На востоке, где сконцентрирован экономический потенциал, считают западных украинцев нахлебниками, а те, в свою очередь, утверждают, будто промышленность Западной Украины была преднамеренно разрушена определенными силами восточной ориентации в отместку за патриотизм. Однако, как отметил Василь Павлюк, поскольку западные украинцы по сути своей настоящие европейцы и за короткий советский период так и не отвыкли от западной предприимчивости, они в массовом порядке подались в «заробитчане» (то есть в гастарбайтеры) и привозят в регион (в основном из России) денег намного больше, чем поступает из Киева.

Но, как считают во львовской ратуше, еще не вечер, и украинский дух победит не только на языковом фронте, но и на политическом, поскольку остальные партии - это не партии, а «коммерческие организации». С некоторым уважением украинские националисты относятся разве что к коммунистам, у которых тоже есть идеология. «С коммунистами можно было бы сотрудничать, - сказал Василь Павлюк, - но так как они настроены откровенно пророссийски, это - заклятые враги».

В самой же Западной Украине слово «националист» звучит гордо. И серьезных идеологических противников во Львове у них уже не осталось. Поэтому здесь все тихо, и город вполне можно считать туристическим раем. Европейцы и американцы ездят туда за экзотикой. Россияне - за безвизовым европейским духом. Поляки совершают преимущественно ностальгические поездки - все-таки до войны Львов на 60 процентов был польским городом. Одна старая пани, когда мы вслух читали польские надписи, сохранившиеся на фронтоне, приняв нас за соотечественников, поздравила с прибытием на родную землю и почти по-родственному попросила о материальной помощи.

Между прочим, Станислав Лем тоже был львовянином. Но не согласился даже побывать в советском Львове. Не приехал и в украинский. И, наверное, все-таки напрасно. Современный Львов прекрасен, здесь одинаково уютно и гурману, и эстету. Когда были продегустированы все сорта знаменитой львовской кавы (то есть кофе), мы оказались перед дилеммой: пойти то ли в оперный на «Баядерку», то ли в Театр имени Леся Курбаса, чтобы насладиться «Злочином i карою» по Достоевскому на галицийском диалекте...

Язык доведет

Наконец украинский язык довел нас до Киева и, по крайней мере, на бытовом уровне практически исчерпал себя. Украинская столица по-прежнему предпочитает изъясняться на русском или на суржике - весьма странном лингвистическом образовании интернационального происхождения. Нет пока в украинской столице проблем с радио- и телеэфиром. Правда, доходит до смешного.

Можно сходить в кино, посмотрев сначала картину под названием «Господа офицеры», потом под названием «Панове офiцерu». Дело в том, что конституционный суд Украины истолковал закон о кинематографии так, что, сделав украинскую копию и получив лицензию на прокат, владельцы кинотеатров имеют полное право крутить ленты и на языке оригинала. Вот они и крутят оба варианта, привлекая разноязыких зрителей и окупая тем самым затраты на дубляж. Кстати, перевод одной картины на украинский язык стоит не так уж мало - 25-35 тысяч долларов. И минкультуры Украины вышло с инициативой снять НДС с услуг по демонстрации фильмов, дублированных на украинский, кроме того, планируется компенсировать затраты на субтитрирование кинокопий.

Впрочем, это мелочи по сравнению с тем, что начнется, если власти станут всерьез добиваться полной украинизации теле- и радиоэфира. Дело в том, что новые правила касаются прежде всего телеканалов и радиостанций, вещающих на территорию Украины на русском языке. Из украинского эфира вынуждены будут уйти такие гранды российского ТВ, как Первый канал, «Россия», ТВ Центр, «Культура» и РЕН ТВ.

Только представьте себе на минуточку процесс перевода на украинский выпусков новостей, которые должны быть оперативными. А также размеры штата и оплаты труда украинских актеров, которые примутся дублировать российских телеведущих. У опрошенных нами в Киеве специалистов мнение сложилось однозначное: украинизация эфира - затея невыполнимая. Повторить опыт киношников и выдавать на-гора по две копии всех передач того или иного канала технически нереально. Судя по всему, украинские власти попросту добиваются выдавливания с местного рекламного рынка российских телеканалов и радиостанций.

Слава богу, с книгами на Украине все нормально - естественно, превалирует литература на русском. Даже во Львове с трудом сыщутся книги на госязыке. Киевские же книжные магазины вообще не отличаются от московских - «репертуар» практически один и тот же: о вкусной и здоровой пище, любовные бестселлеры и фэнтези. На книжном развале, когда мы попросили почитать что-нибудь об украинской национальной идее, русскоязычный торговец с ухмылкой порекомендовал:

- Возьмите «Майн Кампф».

- Вы шутите?

- Нисколько. Ведь говорит же лидер «Руха» Борис Тарасюк, что Украина превыше всего…

Надо отметить, что Тарасюк, произнося эту до боли знакомую фразу, прежде всего имел в виду свару между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко, которые свои амбиции и виды на возможное в 2009 году президентство ставят выше национальных интересов. Но с другой стороны, украинский национализм действительно представляет собой гремучую смесь воинствующего национализма с либерализмом. Национализма - потому что идеологи напрочь отрицают космополитизм на государственном уровне, да и на бытовом в принципе тоже. Ну а декларация о приверженности к либеральным ценностям выражается в горячем стремлении присоединиться к Европе, кстати, весьма космополитичной.

Эту путаницу в головах скандальный украинский писатель Олесь Бузина объясняет уязвленной психологией западных украинцев, которые еще в австрийских казармах мечтали о лычках фельдфебеля в то время, как восточные украинцы в русской армии уже ходили в маршалах.

С готовностью можно подписаться еще под одним выводом Олеся Бузины. Вся Украина с радостью заговорит на государственном языке только тогда, когда возродится украинская литература, когда появятся новые Гоголи и Булгаковы - в отличие от предшественников, предпочитавших русский, чертовски хорошо пишущие по-украински. А вот насильно мил украинский язык, скорее всего, не будет.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера