Архив   Авторы  
Без подписанного Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой договора по СНВ ядерный саммит в Вашингтоне потерял бы всякий смысл

Обезоружили
Политика и экономикаExclusive

Способна ли российско-американская монополия на высокие военные технологии избавить мир от угрозы ядерной войны?

 

Главными действующими лицами вашингтонского "ядерного саммита", собравшего лидеров 47 стран, стали Барак Обама и Дмитрий Медведев. Накануне они подписали новый Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ). Сорвись он, на идее ядерного сдерживания можно было бы ставить крест. Точно так же, как на самом вашингтонском саммите. Теперь - иное: стартовала масштабная операция по перезагрузке режима нераспространения ядерного оружия во главе с Россией и США. За этим, конечно, стоят не только тревога за дело мира и желание Барака Обамы отработать Нобелевскую премию. Вашингтон явно стремится закрепить за собой особые права на развитие самых современных вооружений, ограничив всем прочим поле для маневра. За одним исключением - такое же, как у американцев, ракетное "окно возможностей" остается и у России.

Мирный атом

"Будущее за высокоэффективным неядерным оружием, - отметил в интервью "Итогам" академик РАН, профессор Мэрилендского университета Роальд Сагдеев. - Думаю, основное, что появится среди новейших разработок американского ВПК, - это ракеты и авиабомбы с автономным наведением с помощью системы глобального позиционирования. Высокую действенность такого оружия американцы уже показали в Ираке и Афганистане на примере маленьких беспилотных самолетов".

В журнале Foreign Affairs недавно была опубликована статья, в которой говорилось, что именно высокоточные системы доставки зарядов ограниченной мощности должны стать основой американской стратегии ядерного сдерживания. Примечательно, что с высоких трибун в Вашингтоне ни слова не прозвучало об увязке ядерного и высокоэффективного неядерного оружия. Впрочем, по прогнозу Роальда Сагдеева, если все пойдет хорошо, то договоренности по этому вопросу можно будет достичь на заключительном этапе разоружения "лет через 20-30".

Злые языки судачат, что со стороны США имеет место все та же, бушевская, политика, только "в профиль": на сей раз "мочить" плохих парней по всему миру будут в рамках международной законности, как и положено сверхдержаве, руководимой нобелевским лауреатом. Говорят и еще об одной пиар-задумке американцев: уже в ближайшее время США намерены ратифицировать наконец Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Но к этому решению они, мол, пришли лишь после того, как научились моделировать взрывы на мониторе компьютера.

При таком раскладе какой резон Москве продвигать идею разоружения, казалось бы, лишающую ее "силового" козыря? В обозримой перспективе безъядерный статус России не грозит. Взять и уничтожить ядерные арсеналы не получится ни за неделю, ни за год. Более того, безъядерный мир сегодня вообще выглядит утопией. И речь идет не только об "изгоях" типа Ирана и КНДР, которых не позвали в Вашингтон. Отказался приехать даже израильский премьер Биньямин Нетаньяху, обеспокоенный тем, что арабские страны воспользуются высокой трибуной для критического удара по Израилю, у которого де-факто ядерное оружие уже имеется. Ликвидация всех ядерных арсеналов - лишь заключительный этап многотрудного пути, который даже в лучшем случае займет не один десяток лет. Фокус же в том, что за это время Москва вполне может -сделать -много такого, что еще вчера казалось нереальным. У России, например, появился шанс на идейное лидерство в продвижении модели стратегического союза, нацеленного на предотвращение распространения ядерного оружия и попадания его в руки террористов. Такая позиция позволит ей стать реально ближе и к США, и к Европе. Можно и неплохо заработать. Ключевое положение вашингтонской декларации - развитие мирного атома и вывоз из максимального количества стран высокообогащенного урана и плутония, пригодных для создания ядерного оружия. И в том и в другом Россия играет роль первой скрипки. Наша страна давно работает на мировом рынке строительства АЭС под ключ. Кроме того, сегодня Россия является державой, применяющей на практике такую универсальную меру ядерного разоружения, как необратимая утилизация оружейных материалов, полученных в результате демонтажа ядерного оружия. У нас же утилизируется и высокообогащенное топливо с реакторов, расположенных в странах СНГ, Восточной Европы и многих других.

Словом, ядерное нераспространение - дело для России привлекательное и в политическом, и в коммерческом смысле. Не говоря уже о том, что сокращение собственных боеголовок и их носителей выгодно и нам, и американцам: содержание таких арсеналов - дело накладное.

Критическая масса

Необходимость загнать атомную историю в жестко контролируемое русло, похоже, действительно становится критически важной. Сегодня девять стран обладают ядерным оружием, еще примерно два десятка потенциально способны его создать. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, к 2009 году насчитывалось 23 300 единиц ядерных вооружений, 8392 из которых размещены в готовности к запуску. 95 процентов этого арсенала принадлежит США и России, а практически все остальное - вполне сознательным государствам, от которых вряд ли можно ожидать сюрпризов. Проблема в том, что парой-тройкой боеголовок уже обзавелись или скоро могут обзавестись страны и организации, не вполне вписывающиеся в существующую систему международных отношений.

Подтверждение тому - история с ядерной программой Ирана. После того как стало известно о потайном ядерном объекте рядом с городом Кум, не осталось сомнений, что иранцы водят за нос МАГАТЭ. Скорее всего они способны в кратчайший срок сработать собственную бомбу. Что с этим делать, толком никто не знает. "Многие наши коллеги из арабского мира, не скрывая, говорят, что если Иран получит ядерное оружие, то они церемониться не будут, заведут его себе для того, чтобы у них оно тоже было", - предупредил в Вашингтоне Дмитрий Медведев.

Эксперты по обе стороны Атлантики не устают предупреждать о наступлении нового ядерного века, который будет куда опаснее, нежели первые десятилетия после Второй мировой войны. Да, осознание риска применения ядерного оружия "цивилизует" политические элиты стран, обладающих таковым, вымывая из руководства наиболее радикальные идеи и их воинственных носителей. Но для этого требуется немалое время.

Сегодня ядерное оружие могут начать получать сразу многие государства, разъединенные враждой и не скованные дисциплиной двух лагерей времен холодной войны, - цепная реакция пойдет и в Восточной Азии, и на Ближнем Востоке, и в Латинской Америке. Последствия с учетом явного ухудшения управляемости международными отношениями, усиления геополитического соперничества и экономической конкуренции могут быть трагическими. По оценке почетного профессора Стэнфордского университета д-ра Мартина Хеллмана, для ребенка, который родился в наши дни, риск безвременно погибнуть в результате ядерной войны составляет по меньшей мере 10 процентов. И это без учета угрозы ядерного терроризма.

В кулуарах саммита обсуждалась и другая проблема: к середине века могут совпасть три печальных обстоятельства - критическое истощение нефтегазовых месторождений, пресной воды и продовольствия. Вероятность целой лавины войн за обладание этими ресурсами резко возрастет. Соответственно увеличится и риск применения самого разрушительного оружия. Потому ответственные державы заинтересованы в ядерном разоружении. И одновременно нацелены на развитие высокоточного оружия, способного сохранить за ними военное превосходство. Новый договор по СНВ в полной мере отражает эту реальность. Он не запрещает создавать неядерные стратегические вооружения, в том числе и входящие в систему ПРО. А также никак не регулирует количество тактических ядерных зарядов.

Без документально закрепленного ракетно-ядерного паритета между Россией и США всякие разговоры о движении к безъядерному миру теряют смысл. Так что подписание нового договора по СНВ - безусловный успех. Теперь Москве и Вашингтону предстоит сохранить это хрупкое равновесие. Развитие новых вооружений не должно нарушать паритет двух сверхдержав. В частности, как отметил Дмитрий Медведев, создаваемая США система ПРО не может перейти черту, за которой возникнут сомнения в эффективности российских РВСН. В противном случае Москва оставляет за собой право требовать пересмотра договора по СНВ. Судя по всему, важность ракетно-ядерного паритета между двумя главными игроками понимают и в Вашингтоне. Только российско-американская (вместе с избранными союзниками) монополия на высокие военные технологии и материалы способна избавить мир от худшего сценария.

Вашингтон - Москва

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера