Архив   Авторы  

Лилиан и сорок разбойников
Политика и экономикаExclusive

Как финансовая буря в благородном семействе Беттанкур превратилась в политический торнадо







 

Авантюрное реалити-шоу вокруг миллиардов семейства Беттанкур, контролирующего компанию L'Oreal, продолжается. Интрига, закрученная несколько месяцев назад, на днях повернулась так, что из дела уголовно-гражданского судебный процесс в Нантере, что под Парижем, превратился в акцию откровенно политическую. Не зря этот скандал французская пресса окрестила «вэртгейтом». Впрочем, на кону не только судьба французского министра труда, солидарности и государственной службы Эрика Вэрта, но и будущее самого президента Николя Саркози.

Злая воля Бонфуа

Вначале был прохвост. И затяжная хандра престарелой дамы. А именно Лилиан Беттанкур, единственной наследницы Эжена Шуэллера, создателя косметического гиганта L'Oreal, вдовы министра, меценатки и светской львицы на покое. Она, самая богатая женщина в Европе, так увлеклась обаятельным плейбоем Франсуа-Мари Банье, что за последние годы передала ему наличными, в акциях и предметах искусства около миллиарда евро. Более того, по Парижу поползли слухи, будто королева парфюмов собирается усыновить своего неугомонного друга.

Подобная широта души миллиардерши, естественно, не могла понравиться ее дочери Франсуазе Беттанкур-Мейер. Та подала судебный иск против Банье, обвиняемого в мошенничестве с использованием преклонного возраста мадам Беттанкур, которой восемьдесят семь. Скандал разгорелся на всю елисейскую. В дело ввели самых престижных адвокатов. И, казалось бы, все шло к тому, что они-то и должны были в начале июля состязаться в трибунале Нантера, если бы не появление на авансцене нового, совершенно неожиданного героя. Имя ему — Паскаль Бонфуа.

С французского Бонфуа переводится как «добрая воля». Однако то, что натворил этот господин, можно объяснить только волей злой. Начиная с мая 2009 года месье Бонфуа почти целый год записывал на миниатюрный диктофон все, что происходило вокруг Лилиан Беттанкур в ее доме. Дело в том, что Паскаль Бонфуа работал мажордомом у миллиардерши. Подавая на стол и убирая посуду, рассаживая гостей и разливая горячительные напитки, дворецкий фиксировал из-под полы разговоры гостей. Интереснейшие беседы, надо признать! Как позднее объяснил сам слуга, он шпионил потому, что больше не мог позволить «этим людям» пользоваться болезнью мадам. И в самом деле, инициативу месье Бонфуа можно было бы оценить как подтверждение его фамилии, если бы не тот факт, что, собрав коллекцию записей в доме мадам Беттанкур, мажордом передал ее в другой дом — Франсуазе Беттанкур-Мейер.

За какую мзду дворецкий совершил этот «подвиг»? Или он реально исходил из самых благородных побуждений? Все это еще предстоит выяснить. Но мадам Беттанкур, поспешившая уволить предавшего ее лакея, сделала заявление для прессы, в котором сказала: «Не многим «везет» так, что за ними шпионят в их же собственном доме. Я знаю, что это игра моей дочери, которая передала записи полиции. Все это позволяет мне выступить с судебным иском...»

Единственная дочь поспешила передать «урожай» дворецкого судебным следователям. Дескать, вот доказательство моего желания сотрудничать с трибуналом, прослушайте и убедитесь: у бабули, транжирящей миллиарды и упорно отказывающейся от медицинской экспертизы, и впрямь с мозгами не все в порядке… Однако, когда следователи ознакомились с записями, у них самих голова кругом пошла.

Энергичные люди

«Муж мадам Вэрт, которую вы наняли, это министр бюджета — очень симпатичный человек. И к тому же он занимается вашими налогами… Очень симпатичный человек, наш друг». Это признание Патриса де Местра, возглавляющего Clymene, компанию финансовых консультантов, обслуживающих мадам Беттанкур. Лишь одно высказывание из тайных записей Бонфуа. У французского налогоплательщика волосы дыбом встают. Выяснилось, что супруга действующего министра работала на мадам Беттанкур. В основном ее старания заключались в поиске уловок, позволявших миллиардерше уходить от налогообложения. С 2007 года тянется связь, соединяющая миллиардершу и одного из наиболее значимых французских министров. Министр труда Эрик Вэрт в прошлом кабинете занимал пост министра бюджета и, кстати, специализировался именно на сборе налогов, ведь как раз в его ведении находился великий и ужасный Tracfin — ведомство по преследованию недобросовестных налогоплательщиков.

Налицо конфликт интересов. С одной стороны, Эрик Вэрт на посту министра бюджета по определению должен был отвечать за контроль за сбором налогов. А с другой — он помогал мадам Беттанкур с ее состоянием почти в 14 миллиардов долларов минимизировать взносы в казну республики. И делал это небезвозмездно. В фонд под названием «Ассоциация поддержки действий Эрика Вэрта» тщаниями Лилиан Беттанкур в 2008 году было перечислено 19 650 евро. Смешная сумма на фоне миллиардов мадам. Но это лишь надводная часть айсберга. По некоторой информации, многие денежные переводы от разных лиц и организаций для этой карманной структуры, созданной месье Вэртом, на самом деле финансировались Лилиан Беттанкур. Сам министр, надо сказать, в долгу не оставался. Tracfin на активность финансистов миллиардерши упорно не реагировал.

Благодаря затянувшейся игре в шпионы экс-мажордома стало известно об острове Аррос на Сейшелах, который после хитроумной финансовой комбинации, провернутой в Лихтенштейне, стал собственностью Лилиан Беттанкур. Не надо быть провидцем, чтобы догадаться: остров в Индийском океане старушка отписала своему задушевному другу Франсуа-Мари Банье. Когда Патрис де Местр сообщил мадам, что туда через замаскированный инвестфонд было переведено 200 миллионов евро, рассеянная миллионерша — если верить записям — очень удивилась: «Ах, разве я хотела купить ему остров?»

В октябре 2009 года, после отмены банковской тайны в альпийских банках, как сообщает разведка дворецкого, де Местр лихорадочно принялся переводить авуары Беттанкур из Швейцарии в Сингапур и Гонконг: «Это более надежно… Жизнь осложнится, если мы вернем деньги в Париж. Вы хотите задекларировать ваш остров? Но тогда налоговики смогут использовать его как ниточку, за которую потом вытащат все остальное…» Во время подслушанного разговора на вилле Беттанкур речь шла о двух секретных швейцарских счетах. Один на 13 миллионов евро, другой — примерно на 65 миллионов.

Сама миллиардерша не спешит признать себя виновной: «Я всегда хотела жить во Франции и платить налоги здесь». Пообещав в своем заявлении, распространенном агентством AFP, обнародовать в ближайшее время сведения о принадлежащих ей зарубежных активах, мадам Беттанкур сообщила, что выплатила в бюджет Франции за последние десять лет более 400 миллионов евро.

Вряд ли о швейцарско-сингапурских махинациях знал Эрик Вэрт. Ему было не до того — он отмечал государственными наградами финансовых консультантов миллиардерши. В попавшем во время обыска в руки полиции дневнике светского фотографа Мартена д,Оржеваля, интимного друга Банье, отличающегося нестандартной сексуальной ориентацией, указано: «30-01-08: Лилиан принимает у себя на обеде Эрика Вэрта». Спустя ровно семь дней после того, как он в здании-корабле министерства финансов, что на берегу Сены, собственноручно наградил Патриса де Местра орденом Почетного легиона. К сожалению, в ту пору мажордом еще не шпионил за своей хозяйкой. А то бы нам удалось узнать немало любопытных подробностей, имеющих непосредственное отношение к механике награждений в Пятой республике.

Впрочем, будем исходить из той фактуры, которая уже есть. На одной из пленок зафиксирован разговор де Местра с его работодательницей. Говоря о возможности создания в Париже конференц-зала «Андре Беттанкур», который будет назван в честь ее покойного мужа, финансовый консультант втолковывает плохо слышащей старушке: «Нам передали здание Монетного двора… И это благодаря моему другу Эрику Вэрту, жена которого работает на нас… И теперь вы должны передать максимум 10 миллионов на работы… Я попросил проконтролировать их моего друга министра Вэрта…»

Когда же начались разборки вокруг так называемого дела Банье и массмедиа подняли вопрос о неуместности работы на миллиардершу специалистки по уходу от налогов, у которой муж отвечает аккурат за их сбор, де Местр предложил Лилиан Беттанкур расстаться с Флоранс Вэрт: «Я пойду к ее мужу и скажу, что в связи с судебным процессом мы избавляемся от его жены. А потом мы ему дадим денег… И дело с концом». Как говорится, простенько и со вкусом. Маленькое уточнение: в конце июня мадам Вэрт таки ушла из конторы де Местра. Правда, сам министр, когда журналисты спросили его о полученных от Беттанкур деньгах, только возмутился: «Не знаю даже, о чем и речь!» Эрик Вэрт напрочь отрицает, будто он специально внедрил жену в окружение миллиардерши: «Этими инсинуациями стремятся нанести ущерб моей репутации. Нападки на меня именно сейчас отнюдь не случайны».

В круге первом

Какие уж там случайности?! Оппозиция вовсе не скрывает, что горит желанием превратить процесс над алчным фотографом Банье (кстати, теперь этот суд отложен) в расправу с ключевыми лидерами правящей партии. И месье Вэрт, бессменный мэр буржуазного городка Шантийи, в качестве мишени подходит для этой цели как нельзя лучше. Он олицетворяет для «розовых» — так зовут французы социалистов — само сердце неоголлистской партии: ее финансы. Он был финансовым директором успешных президентских избирательных кампаний Жака Ширака и Николя Саркози. А сейчас не только работает казначеем Союза в поддержку народного движения (UMP), правящей партии, но и является организатором так называемой ассоциации «Первый круг», которая объединяет постоянных спонсоров UMP.

Два раза в год они собираются в фешенебельном парижском отеле «Бристоль», в двух шагах от Елисейского дворца, чтобы встретиться под шампанское с Николя Саркози. Обычно после того как президент, пообщавшись с бизнесменами, уходит, Эрик Вэрт приступает к сбору презренного металла. Каждый из донаторов — так их зовут на латинский фасон — передает президентской партии банковский чек на 7500 евро. Согласно закону о партиях частное лицо имеет право жертвовать на деятельность политической партии не более этой суммы, а на избирательную кампанию физического лица — не более 4600 евро. Если наличными, то максимум — 150 евро. В последний раз доноры пополнили копилку UMP в декабре прошлого года. Вот должны были опять собраться в начале лета. Но из-за шума вокруг сокровищ Беттанкур очередную посиделку «Первого круга» пришлось отменить.

«Такое внимание ко мне вызвано тем, что я занимаюсь пенсионной реформой, которая нуждается в обновлении», — считает месье Вэрт, обещавший на днях сложить с себя казначейские полномочия. Президент Саркози тоже видит в раздувании «вэртгейта» заговор оппозиции против проводимой им политики социальных реформ. Это, конечно, лукавство или, скорее, стремление выдать желаемое за сущее. На самом деле все гораздо сложнее и опаснее для правящей в Пятой республике элиты. Ведь следствие в деле Беттанкур вышло на такие факты, которые, даже если они и не подтвердятся на сто процентов, все равно набрасывают жирную тень на репутацию Николя Саркози как будущего кандидата в президенты. Ему сегодня не позавидуешь: через два года новые выборы, а его поддерживают лишь 26 процентов избирателей. А тут старушка миллиардерша с ее не в меру любопытным дворецким.

Кстати, он не одинок в своем правдоискательстве. Клэр Тибу, тринадцать лет проработавшая личным бухгалтером Лилиан Беттанкур, выдала на-гора свою порцию компромата. Как она сказала одному из информационных интернет-сайтов, в конце марта 2007 года Патрис де Местр приказал ей снять со счетов мадам Беттанкур и передать ему 150 тысяч евро наличными. Но бухгалтер ответила, что может снять в банке за неделю только 50 тысяч. «Когда я отказалась, — откровенничает Клэр Тибу, — он сказал мне: «Слушай, это же на финансирование президентской кампании Саркози! Я должен отдать эти деньги тому, кто занимается финансами кампании. Эрику Вэрту. 50 тысяч евро недостаточно». Как утверждает мадам Тибу, ей тем не менее удалось снять те самые 50 тысяч, а еще 100 тысяч де Местр сам взял со счетов Беттанкур в Женеве. «Николя Саркози также получал свои конверты, — продолжалась исповедь экс-бухгалтерши, уволенной по наущению «злодея» Банье. — Это происходило после ужина, и все в доме об этом знали».

Страсти разгорелись до предела. Все громче в рядах оппозиции стали говорить не только об отставке министра Вэрта, но и об импичменте президента. Однако власти нанесли ответный удар. Следователям удалось разыскать Клэр Тибу, скрывавшуюся от папарацци в провинции, и добиться от нее показаний. Экс-бухгалтер дезавуировала все свои прежние заявления прессе. Поспешила оправдать министра труда и генеральная инспекция финансов, устроившая собственное дознание. Казалось бы, Эрик Вэрт вновь стал «рукопожатным», а Николя Саркози может продолжать из Елисейского дворца свою «французскую эволюцию». Но уж слишком много остается вопросов в деле Беттанкур.

Во-первых, каково было предназначение 50 тысяч евро, которые — как установили следователи — Клэр Тибу на самом деле сняла со счетов мадам Беттанкур в отделении банка BNP накануне президентских выборов в 2007 году? Во-вторых, как утверждают власти, мажордом записал за год наблюдений 21 час разговоров в доме Беттанкур. Диктофон же, который он использовал, способен зафиксировать аж 200 часов. Уж не полицейские ли, получив от дворецкого весь материал, отцензурировали его и после монтажа позволили стать достоянием общественности лишь самым безобидным фактам? И это только цветочки, ягодки же, как уверены во французской оппозиции, впереди.

«Следакам из бригады по расследованию финансовых преступлений сейчас не позавидуешь, — считает Жорж Мореас из «Фигаро». — В этой структуре давным-давно привыкли к культу секретности, но сегодня там царит поистине параноидальная атмосфера. Ведь записи мажордома — это настоящая бомба замедленного действия». И впрямь, инспекторы действуют, как саперы, без права на ошибку, рискуя при этом рано или поздно все равно оказаться козлами отпущения. Достаточно вспомнить об отстранении лет пятнадцать назад комиссаров Ива Люсе и Патрика Риу, чье расследование привело к отставке министра кооперации Мишеля Руссена. Следователи слишком добросовестно выполнили свой долг, за что и поплатились… Кстати, месье Руссен «подзалетел» именно из-за махинаций вокруг финансирования тогдашней неоголлистской партии. И вот история повторяется. Причем на этот раз «взрывная волна» способна докатиться до самого Елисейского дворца — резиденции президента Франции.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера