Архив   Авторы  
Секрет японской модернизации, по мнению Акио Кавато, заключается в опоре на частную инициативу небольших фирм, которые при поддержке государства подчас превращались в крупнейшие корпорации

Конфуций плюс
Политика и экономикаExclusive

Как заветы великого философа помогли японцам сотворить экономическое чудо



 

Пригодна ли легендарная японская модель модернизации для России? Известный публицист и дипломат, профессор Токийского университета и университета Васэда Акио Кавато поделился с «Итогами» своим мнением на сей счет, заодно предложив весьма нетривиальный способ решения проблемы «северных территорий».

— Г-н Кавато, Япония, как известно, является мировым центром модернизации. Что бы вы могли посоветовать России для ускорения этого процесса?

— Многие в России представляют японскую модель модернизации как очень жесткую и управляемую правительством, но это не так. В Японии сложились все необходимые предпосылки для экономического рывка: имелся изрядный капитал, технологии, рабочая сила и, самое важное, рыночная экономика. Еще в XVI веке во всей стране возник единый рынок, а в Осаке даже практиковались фьючерсные торги. Капиталы же у нас имелись, потому что Япония до XVII века была крупнейшим в мире производителем золота. Страна практически всегда торговала с внешним миром, хотя это и было монополией правительства. К тому же она никогда не была технологически отсталой. Например, западное огнестрельное оружие пришло к нам еще в начале XVI века, ремесленники за три года освоили технологию призводства. Наконец, мы установили нашу трудовую этику на основе конфуцианства в XVIII веке. Суть в том, что если ты занимаешься бизнесом и стал богатым, то должен работать не столько для себя, сколько для общества и государства.

— Какие слои населения были мотором модернизации?

— Опора делалась главным образом на мелких бизнесменов. Так, создатели Mitsubishi и других крупных концернов начинали карьеру как коробейники.

— Власть им помогала?

— Предприниматели порой пользовались льготами от правительства, получая заводы, фабрики, оборудование по дешевой цене. Но, как правило, это имущество не было прибыльным, и бизнесмены его развивали. При этом, правда, у нас существовала и очень крепкая военная индустрия, и она целиком была государственной.

После Второй мировой войны уцелела лишь треть оборудования, и первые два года правительство занималось индустриальной политикой, восстанавливая черную металлургию и угольную промышленность. Такие крупные компании, как Sony, Honda, Panasonic, после войны буквально начали с нуля. Господин Хонда, например, начал с выпуска маленьких велосипедов с бензиновым мотором. Sony была совсем крошечной фабрикой — по сути, ее раскрутили всего два человека.

— Имелись ли ограничения на импорт?

— Соответствующие лицензии выдавались лишь импортерам самого передового оборудования, им также предоставлялись разные льготы, в том числе налоговые. На ввоз же предметов роскоши лицензии не давали.

— Г-н Кавато, вы проработали у нас много лет, знали Россию при Брежневе, Горбачеве, Ельцине, Путине. Какая из этих Россий вам наиболее понятна и интересна?

— Я изучал советологию в Гарварде, «гнезде антисоветизма». Но с самого начала у меня не было антипатии к вашей стране. Когда я приехал в Союз в начале 70-х, то прежде всего заметил теплоту человеческих отношений. Многие на Западе говорили, что в СССР был очень жесткий режим, там свободы нет. Но я обнаружил, что в Союзе практически все возможно, если у тебя есть связи.

— В чем специфика дипломатической работы в России?

— Пожалуй, специфика имелась лишь в 90-е, когда организация работы правительства была не очень высокой и иностранным дипломатам часто самим приходилось обходить разные министерства, согласовывая их позиции по тому или иному вопросу. Это было очень интересно, потому что удавалось узнать, каким образом функционирует российская власть. Сейчас такого нет.

— В 2004 году вы выпустили книгу с пессимистическим названием «К миру, который потерял смысл». Вы по-прежнему так считаете?

— По-прежнему. Под словом «смысл» я подразумевал свободу, демократию и рыночное хозяйство. Думаю, что прежняя администрация США все это окончательно дискредитировала.

— В Америке приоритеты заметно поменялись. А как изменилось соотношение сил в азиатском регионе в ходе кризиса, какие уроки извлекли?

— Надо рассматривать Восточную Азию вкупе с США, так как они сосуществуют в нездоровом экономическом симбиозе. Если в 70-х годах Япония сдерживала промышленность США своим гигантским экспортом, сейчас это делает Китай. КНР получает доллары и снова инвестирует их в США, покупая правительственные облигации. Американская экономика опять раздувается, китайская — тоже. Впрочем, и Япония не осталась в стороне: если вы вскроете корейские или китайские приборы, то непременно найдете японские комплектующие. После финансового кризиса эта картина несколько смазалась, хотя основа симбиоза остается крепкой. Скорее всего, он будет восстановлен. В противном случае об экономическом первенстве Китая можно забыть — его экономика наполовину зависит от экспорта.

— А лидерство США в этом случае сохранится?

— Американская экономика так легко не рухнет. Во-первых, это единственная развитая страна, где численность населения быстро растет, динамичность ее экономики очень высока. Любую идею, связанную с созданием нового продукта, американцы могут легко осуществить, импортируя детали или заказывая сборку за границей. У них есть бренды, широкие организационные возможности. Китаю, Индии и Японии этого не хватает.

— Многие аналитики предрекают мировое лидерство Китаю уже через десятилетие. Не беспокоит ли Токио такая перспектива ввиду исторически непростых отношений с Пекином?

— Подъем мощи Китая — самая большая забота японцев. Но, думаю, КНР все же не станет страной, представляющей серьезнейшую угрозу для Японии. В экономическом плане сильный Китай нам выгоден — мы сможем больше экспортировать, если нам удастся удержать технологическое преимущество. Кроме того, китайское руководство делает ставку на сохранение статус-кво по периметру границ. Дело в том, что население страны очень быстро стареет из-за того, что в крупных городах до сих пор придерживаются принципа одного ребенка в семье. Нормальной же пенсионной системы у них до сих пор нет. Им очень нужен стремительный экономический рывок. Но есть и непредсказуемый момент: китайские военные — амбициозные люди, которые часто не обращают внимания на обстоятельства. Так что Япония внимательно следит за нарастающей военной мощью Китая. Для нас очень важно сохранить средства сдерживания, и пока это удается.

— А каково место России в меняющемся регионе?

— Некоторые в Японии усматривают в России противовес Китаю. Но я не сторонник такой позиции. К тому же экономическая, политическая и военная мощь России, особенно на Дальнем Востоке, ограниченна. Не говоря уже о том, что Россия и Китай активно сотрудничают и нередко «дружат» против США. Думаю, что Россия сама ограничивает собственную роль в регионе. Китай постепенно становится чуть ли не монополистом закупок российских энергоносителей, и она попадает во все большую зависимость от Китая как от покупателя.

— Наконец, о «любимой мозоли» — спорных островах. Решаема ли вообще, по-вашему, эта проблема?

— Как известно, после развала СССР правительство Японии ушло от увязки территориальной проблемы с развитием экономических связей. Мы продвигаем и то и другое и будем продолжать эту линию. Япония уже начала импорт большого количества природного газа, ивестировав в проект на Сахалине кредитов на 10 миллиардов долларов. Этот импорт газа может занять в ближайшее время 7 поцентов всего нашего спроса, и это очень большой объем. Но политическое направление идет очень медленно, и многое тут зависит от Москвы. Скажем, 10 лет назад российские СМИ относились к Японии очень доброжелательно, а у руководства был явный настрой на конструктивный подход к территориальной проблеме. Сейчас все по-другому.

Японская сторона готова к компромиссу и после развала Союза несколько раз шла на уступки, смягчая свою позицию. Сейчас, думаю, очень многое зависит от Москвы. Если она поставит на кон решения этой поблемы внутренние приоритеты, то все получится. Например, если российская сторона придет к некоему взаимовыгодному компромиссу по территориальному вопросу с Токио, который может не слишком понравиться российским гражданам, и на следующий день, скажем, объявит о налоговых послаблениях, то россияне тут же забудут об островах.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера