Архив   Авторы  
Хранить сбережения в собственной стране свергнутому президенту проблематично. В этом недавно убедился бывший лидер Египта Хосни Мубарак — прокуратура наложила арест на активы его семьи

Достояние республик
Политика и экономикаExclusive

Готова ли Россия замораживать капиталы диктаторов, попавших в революционный переплет



 

Почему бывший президент Египта Хосни Мубарак до последнего тянул с объявлением о своей отставке, хотя на площади Тахрир уже колыхалась миллионная толпа? Что сподвигло его ливийского коллегу по несчастью Муамара Каддафи объявить о войне за власть до последнего ливийца? Ответ банален: попавшим в переплет лидерам требуется время на то, чтобы припрятать свои богатства. На практике это означает перевод денег в банки тех стран, откуда «выдачи нету», или переоформление счетов на подставные лица. Впрочем, Запад тоже не лыком шит: в последнее время там создана и работает действенная система поиска и ареста любых сомнительных активов. В отличие от России, где механизм адресных санкций в отношении иностранных политиков за всю ее историю задействован не был.

Выдачи нет

На минувшей неделе президент Дмитрий Медведев подписал указ о присоединении России к санкциям в отношении Ливии. Согласно этому документу наша страна заморозит все оружейные контракты с режимом Маумара Каддафи. Об аресте счетов ливийского лидера в документе нет ни слова. И это в то время, когда на Западе идет настоящая охота за деньгами свергнутых арабских лидеров. Арестованные суммы уже достигли десятков миллиардов долларов. Почему у нас гробовая тишина?

Опрошенные «Итогами» эксперты называют две причины. Первая — Россия в принципе не слишком привлекательна для хранения любых капиталов. А уж для сомнительных — тем более. Ну а если нет счетов, то нечего и замораживать. А во-вторых, у нас в стране отсутствует сам механизм адресных финансовых санкций. В лучшем случае можно рассчитывать на поиск и арест активов частных лиц в рамках уголовного дела по официальному запросу прокуратуры иностранного государства. Фактов ареста авуаров иностранного политика российская история не знает.

Кстати, резолюция Совета Безопасности ООН и не требует от стран мира автоматической заморозки счетов Каддафи или его семьи. Дело это сугубо добровольное. Теоретически Москва могла бы поучаствовать во всемирной охоте за «политическими» капиталами, однако даже при желании сделать это непросто. Для начала Росфинмониторинг должен располагать информацией о наличии на территории России активов, принадлежащих политику, попавшему под международные санкции. Чтобы заморозить такого рода счета, прямого распоряжения главы государства (как это происходит в ряде стран) у нас недостаточно. Надзорному органу придется обратиться в суд. Дело в том, что арест банковских счетов в России регламентируется статьей 27 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Она, в частности, гласит, что «арест может быть наложен не иначе как судом и арбитражным судом, судьей, а также по постановлению органов предварительного следствия при наличии судебного решения». В этом случае по таким банковским счетам будут прекращены любые расходные операции. Такой же механизм действует в отношении других активов — ценных бумаг или недвижимости.

Да и в принципе трудно, например, предположить, что Москва вдруг возьмет и присоединится, скажем, к европейским санкциям против белорусских чиновников, включая Александра Лукашенко, чьи счета ЕС постановил арестовать. Белоруссия ведь нам союзник, а Евросоюз просто партнер. То же самое можно сказать практически про все страны, которые на Западе величают изгоями. У Москвы с ними особые отношения. К оружейному эмбарго Россия присоединиться еще может, а вот арест счетов...

Справедливости ради стоит сказать, что мы в своей «особости» не одиноки. На самом Западе хватает государств, не спешащих преследовать диктаторов.

Глубокая заморозка

Взять, например, Швейцарию. Альпийская конфедерация в этом плане «сломалась» совсем недавно. Банковский бастион, насмерть стоявший на страже тайны вкладов сильных мира сего, пал в прошлом году. Швейцария приняла так называемый закон Бэби Дока. Так прозвали бывшего гаитянского диктатора Жан-Клода Дювалье. Закон появился после землетрясения на Гаити, когда в Берне озаботились тем, чтобы найти и вернуть гаитянцам почти пять миллионов долларов, принадлежавших семейству Дювалье. Согласно этому закону минюст Швейцарии отныне имеет право провести расследование по поводу источника происхождения любых активов, принадлежащих ВИП-персонам. После чего Федеральный административный суд страны вынесет решение о возврате денег на их «историческую родину». Ну а блокировать счета любого госдеятеля в швейцарском банке можно уже в тот момент, когда количество средств на нем начинает расти несообразно официальному доходу вкладчика. Прочие страны Запада ужесточили контроль за «политическим» капиталом еще раньше. И сегодня вовсю используют этот инструмент.

В Евросоюзе, как пояснил «Итогам» глава пресс-службы представительства ЕС в России Денис Данилидис, решение о финансовых санкциях принимает совет глав МИД стран-членов, а в отдельных случаях — глав государств и правительств. Сначала принимается политическое решение, а механизм его исполнения четко прописан в регламенте ЕС.

Первой жертвой пала в январе этого года Белоруссия: Евросоюз запретил въезд на территорию стран — членов Евросоюза 158 белорусским чиновникам во главе с Александром Лукашенко и двум его старшим сыновьям, а также санкционировал поиск и арест принадлежащих всем им банковских счетов. Затем настал черед бывшего президента Туниса Зин аль-Абидина бен Али и египетского экс-лидера Хосни Мубарака: страны ЕС принялись замораживать их счета. Теперь в центре внимания — сбережения Муамара Каддафи. Последнему принадлежит абсолютный рекорд по объему денег, подвергнутых «глубокой заморозке». Под санкции попали не только личные счета, но и вообще все активы Ливии за рубежом. А эта богатая нефтью страна обладает, по разным оценкам, авуарами до 170 миллиардов долларов. О том, где эти деньги лежат, Запад смог узнать буквально из первых рук. Две недели назад из Триполи бесследно исчез Фархат Омар Бенгдара — глава центрального банка Ливии. На днях он объявился в Стамбуле. И судя по темпу ареста активов, беглец сотрудничает с властями стран, присоединившихся к санкциям.

Все ходы записаны

Больше всего ливийских денег — примерно 30 миллиардов долларов — заморозили в США. Что неудивительно. Америка — крупнейший финансовый рынок. Кроме того, в Штатах действует, пожалуй, самая отточенная система персональных санкций. «Это крупнейшее блокирование иностранных счетов в нашей стране, предпринимавшееся когда-либо в рамках любого рода санкций», — заявил и. о. заместителя министра финансов США Дэвид Коэн. Чиновник, правда, не пояснил, какая часть из 30 миллиардов долларов принадлежит непосредственно Муамару Каддафи и его семье и какая — ливийским госструктурам.

Эксперты считают, что речь идет главным образом о счетах ливийского ЦБ и инвестициях, которыми управляет суверенный фонд Libyan Investment Authority. «С учетом истории отношений между двумя странами, — заявила «Итогам» экономист Антония Боднар, — а именно многолетним отсутствием таких отношений — личные богатства ливийского диктатора следует искать в других местах».

Согласно одной из секретных телеграмм, поступившей в Госдеп США в январе 2010 года, ливийский официальный представитель заявил американскому дипломату, что его страна «держит примерно 32 миллиарда долларов в банках США». В документе, обнародованном на сайте WikiLeaks, также отмечается, что каждый такой банк оперирует суммами от 300 до 500 миллионов долларов ливийских вложений.

На этом фоне прежние достижения Америки в деле поиска и ареста денег иностранных держав выглядят скромно. С 1950 года, по оценкам эксперта Питера Робертсона, в США остаются блокированными около 5,4 миллиона долларов, принадлежащих Северной Корее. С 1979 года заморожены активы Ирана, главным образом в виде недвижимости (22,3 миллиона). С 1963-го заморожены активы Кубы, составляющие по разным данным от 113 до 223 миллионов. В свое время было заморожено также активов на 1,9 миллиарда долларов, принадлежавших Ираку. Но после падения Саддама Хусейна эти деньги были возвращены новому правительству.

Решение об аресте активов в США принимает лично президент. При этом, отмечает аналитик Брайен Палмер, это «совсем не означает их конфискации». На депозиты продолжают начисляться проценты. Когда же речь идет об инвестициях и ценных бумагах, стоимость которых может понизиться, то у банков-держателей есть выбор. Либо оставить все как есть и не обращать внимания на обесценивание арестованных активов, либо обратиться в минфин за разрешением работать с ними для поддержания их текущей стоимости.

Что же касается персональных средств — будь то Каддафи или Лукашенко, то тут ситуация не столь понятная. У президента США нет полномочий конфисковать деньги, принадлежащие конкретному лицу, и отдать их кому-то другому. Правда, он может попросить суд сделать это, если сумеет доказать, что средства получены путем коррупции. В этом случае судья может перевести титул владельца на правительство США, которое в свою очередь переведет личные сбережения свергнутого лидера новому руководству страны. Кроме всего прочего, личные счета диктаторов могут блокироваться с формулировкой «для выплат компенсаций по будущим судебным искам к режиму».

В Америке даже есть специальный орган, призванный охотиться за деньгами иностранных «нехороших парней». Это подразделение министерства финансов — управление по контролю за иностранными активами (OFAC — Office of Foreign Assets Control). Оно возникло еще в 1950 году, с началом корейской войны, когда президент Гарри Трумэн объявил о блокировании всех китайских и северокорейских активов в финансовых институтах США.

Денежки тю-тю

Наивно было бы полагать, что подвергнутые санкциям главы государств бесстрастно наблюдают за тем, как деньги утекают в чужие руки. Надежных способов спрятать концы в воду два. Во-первых, в некоторых странах национальное законодательство не позволяет «морозить» какие бы то ни было активы в принципе. К примеру, в Канаде обосновались родственники свергнутого правителя Туниса, на счетах которых не менее 20 миллионов долларов. Но существующее законодательство не дает возможности наложить арест на эти деньги.

Второй способ спрятать активы — это размещение их в государствах, вполне осознанно защищающих «политические» капиталы. Даже в Евросоюзе остаются страны, которые не горят желанием копаться в финансовом «белье» Каддафи, Мубарака и прочих. Как отметил в беседе с «Итогами» пресс-секретарь московского представительства ЕС, «мы ждем, что скажет Италия, потому что известно, что там у Каддафи тоже что-то есть». Это «что-то», в частности, представляет собой принадлежащие правительству Ливии доли в крупнейшем банке Италии UniСredit, ряде компаний, включая Fiat, и даже пакет акций футбольного клуба «Ювентус». Италия со своей бывшей африканской колонией связана множеством финансовых нитей. Итальянские компании также владеют активами в Ливии — прежде всего нефтедобывающими. А значит, Риму есть что терять.

Деньги можно припрятать и вдали от Европы. По наблюдениям экспертов, в последнее время крупные состояния и госрезервы перетекают с Запада на Восток. Например в Сингапур. Хотя не все так однозначно и с применением санкций в самой Европе. «Они же не конфискуют деньги, а только блокируют их», — уверяет заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам Андрей Климов. А вот дальше — сложная процедура. Если ее не соблюдать, то, по словам Климова, деньги из Европы, и так утекающие в сторону того же Сингапура ручейком, польются уже рекой: «Потому что если счет был открыт без нарушений, то без решения суда никакой конфискации быть не может». Но в принципе ситуацию европейцы держат под контролем. «Несколько лет назад банки ЕС получили от властей инструкции проверить, кто из владельцев счетов является ВИП-персоной в своих странах, — поясняет Климов. — Причем интересовали их не только первые лица, но и судьи, прокуроры и прочие. Банкиры метки поставили, информацию закрыли, но по сигналу они ее открывают».

Однако не все так просто. Есть еще один способ скрыть «политический» капитал — через вклады на подставных лиц. Например, пару лет назад в Испании местная прокуратура допросила россиянина, распоряжавшегося счетом, с которого переводились деньги родственникам президента Экваториальной Гвинеи Обианга Нгемы Мбасого.

Единственный недостаток схемы — миллиарды таким образом не утаишь. Крупный вклад тут же заинтересует контролирующие органы. Впрочем, любопытствующим не стоит беспокоиться: история не знает примеров того, чтобы эти «бывшие» прозябали в нищете.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера