Архив   Авторы  
С аукциона пустили тот самый «Восток», на борту которого в космос летали человеческий манекен по имени Иван Иванович и собака Звездочка

«Восток» — дело темное
Политика и экономикаExclusive

Кто и почему пустил с молотка космическую реликвию нашего Отечества




 

В день 50-летия исторического полета Юрия Гагарина на 7-м этаже здания Sotheby's в Нью-Йорке состоялся уникальный аукцион. Здесь обычно продают картины, ювелирные украшения, скульптуры, документы. Шли торги и в этот день. Кстати, очень удачно напродавали, на много миллионов долларов, причем именно русское искусство разных эпох включая картину Верещагина из коллекции Барышникова. Но одному-единственному артефакту истинно космического масштаба не хватило места на аукционных этажах. Спускаемый аппарат «Восток», предтечу гагаринского корабля, выставили на обозрение в вестибюле при входе в здание.

Энергичные люди

Вел уникальный аукцион Дэвид Редден, вице-президент Дома Sotheby's, старейший мастер продаж, стучащий молоточком с 1974 года. Что он только за эти десятилетия не продавал! И драгоценности Дома Виндзоров, и Декларацию независимости США, и скелет тираннозавра, и личные вещи Жаклин Онассис, и боевые знамена Американской революции, а также коллекцию яиц Фаберже, принадлежавшую семье Форбсов и возвращенную России Виктором Вексельбергом.

Накануне торгов я позвонил г-ну Реддену и поздравил его с предстоящей продажей самого большого яйца Фаберже в его практике. Он расхохотался. И тут же посерьезнел: «Это, по нашему мнению, исключительно важный артефакт». Имени продавца, пожелавшего, по его словам, сохранить анонимность, не назвал даже по старому знакомству: «Он — американский бизнесмен, это все, что я могу вам сказать». Спрашиваю, как тот приобрел «Восток», при каких обстоятельствах. «Я не знаю всех деталей, — отмахивается Редден, — но произошло это где-то в середине 90-х. Продавцом выступила «Эн-эр-гая», я правильно произношу? (Речь, видимо, идет о Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С. П. Королева. — «Итоги».) Они, собственно, и сделали эту капсулу. Мы давно знаем о ней и выставляли ее на продажу в Sotheby's в 1996 году. Но тогда покупателя не нашлось, поскольку, по моему мнению, объект был выставлен слишком поздно и практически не успел получить никакой рекламы».

Я не мог не задать г-ну Реддену щекотливый вопрос: нет ли в самом факте продажи с молотка космического корабля принижения национального достоинства России?

«Достижения Советского Союза и России в области освоения космического пространства мы вправе считать достижениями всего человечества, — ответил он. — Ими могут гордиться все жители Земли. И мне кажется правильным, что объекты, символизирующие эти грандиозные успехи, могут выставляться в музеях разных стран. В 90-е годы я несколько раз приезжал в Москву. И понял тогда, общаясь со многими людьми, что профессионалам космической науки в России очень важно, чтобы об их достижениях знали на Западе. В Вашингтоне многие экспонаты рассказывают о российской космической программе, и я считаю это отрадным фактом».

На следующий день, предваряя начало торгов, г-н Редден вкратце описал капсулу космического корабля «Восток 3КА-2» и ее историческое значение как «генеральной репетиции» полета Гагарина. За три недели до запуска первого пилотируемого космического корабля Сергей Королев решил все проверить еще раз и дал старт этому очередному «Востоку», на борту которого был помещен человеческий манекен, который между собой ученые называли Иваном Ивановичем, и собака Звездочка. На следующий после старта день, побывав на околоземной орбите, спускаемый аппарат успешно вернулся на Землю. Манекен катапультировали и благополучно спустили на парашюте. Собачка, когда ее извлекли из аппарата, тоже была вполне себе бодра и весела.

«Восток» есть «Восток»

Впрочем, тот шар, из которого полвека назад извлекли путешественников, сильно отличался от аукционного лота. Изначально шар был начинен аппаратурой и инструментами управления общим весом 1800 фунтов (так написано в аукционной брошюре) и содержал 6 тысяч транзисторов, 56 электромоторов и 800 реле и выключателей. Но в 1967 году все потроха из аппарата вынули для сохранения секретности технологических разработок, очевидно, самых передовых для того времени. Шар находился на хранении в Куйбышеве (по другой версии — в Саратове) на одном из «почтовых ящиков» и оставался «в секрете» до 1986 года. Ну а в 90-е, как уже сказано, перекочевал на Запад. В вестибюле Sotheby's этот закопченный, слегка поврежденный при падении буроватый спускаемый аппарат, похожий, конечно же, больше на батискаф, чем на яйцо, выставлен с 24 февраля.

Аукционист упомянул, что это единичный лот данных торгов и что он продается as is, то есть рекламации к его техническому состоянию не принимаются ни при каких обстоятельствах. Как с бесстрастным лицом, лишь дрогнув ртом в полуулыбке, выразился г-н Редден: «Имейте в виду, что лот не обязательно сможет снова полететь в космос».

Запад есть Запад

И начались торги. Стартовая цена — полтора миллиона долларов. Набавление цены шло по сто тысяч долларов, а к концу торгов — по пятьдесят тысяч. Хотя оба ряда, зарезервированных за потенциальными покупателями, были заняты, торговались лишь двое «биддеров». Оба они, будучи лишь представителями, висели на телефонах, согласовывая шаги с теми, кто их уполномочил вести торг. На цифре два миллиона пятьсот тысяч долларов, предложенной миловидной женщиной с короткой стрижкой, к которой аукционист приветливо обращался «Айрина», торг остановился. Редден повторял эту цифру на все лады, распевая с разными интонациями раз пятнадцать и с надеждой поглядывая на конкурента Ирины, но тому его трубка не давала указаний продолжать борьбу. И, повторив отчетливо цифру в 16-й раз, аукционист ударил молотком. Продано! Аплодисменты публики. Весь «базар» занял семь минут.

Называется итоговая сумма. С учетом комиссионных она составила 2 миллиона 882 тысячи 500 долларов. Не отходя от кассы, которой можно смело считать пульт аукциониста, Редден зачитал заявление покупателя, господина Евгения Юрченко, который намерен вернуть «Восток» в Россию и передать одному из музеев. Гораздо более бурные аплодисменты. «Я в полном восторге! Почти три миллиона долларов! — заявил журналистам сразу же после торгов Дэвид Редден. — И меня особенно растрогало то, что покупатель возвращает объект в Россию».

Как я выяснил, предыдущие продажи советских космических артефактов проходили на Sotheby's дважды, в 1993 и 1996 годах. Редден был аукционистом торгов 93-го года, когда фонд Росса Перо, миллиардера, филантропа и одного из самых экзотических кандидатов в президенты США, купил на Sotheby's за 189 тысяч долларов того самого молчаливого Ивана Ивановича, который летал на «Востоке» до Гагарина. Перо уже в 1997 году передал манекен Национальному музею авиации и космонавтики в Вашингтоне, где он до сих пор выставлен на всеобщее обозрение. Срок аренды манекена — 14 лет, и он скоро подойдет к концу. Как полагают инсайдеры, срок этот может быть продлен, или возможен вариант, что фонд Перо передаст Ивана Ивановича другому американскому музею.

Тропой бескорыстной любви?

Итак, щедрую и патриотическую «трубку» зовут Евгений Юрченко. Он крупный бизнесмен, экс-глава «Связьинвеста», председатель созданного им Фонда имени А. С. Попова. Г-н Юрченко стал третьим в элитной группе бизнесменов, вернувших России важные культурные ценности. Помимо Вексельберга, в нее входит Алишер Усманов, подаривший России приобретенные им предметы искусства из собрания Ростроповича и Вишневской, а затем выкупивший у американской компании Films by Jove анимационную библиотеку «Союзмультфильма».

С кем г-н Юрченко торговался, меряясь трубками, не знаю. И это коммерческая тайна аукциона. Смею предположить, что эксперты Sotheby's ожидали большей борьбы, чем спор лишь двух претендентов. Иначе не стали бы обозначать верхнюю ожидаемую планку в 10 миллионов долларов (нижняя была обозначена как 2 миллиона). Например, никак не проявились Перо и такие энтузиасты космоса, как Ричард Брэнсон, основатель корпорации Virgin, и космический турист и мультимиллионер Грегори Олсен. Впрочем, по мнению ряда аукционных инсайдеров, Юрченко как серьезный покупатель обозначился заранее, иначе бы Sotheby's не стал выставлять «Восток» на торги.

Нет сомнения, многие музеи мечтали прикупить столь завидный экспонат. Но даже Национальному музею авиации и космонавтики в Вашингтоне, входящему в систему Смитсоновских музейных учреждений, не по зубам такие цены. «Мы бы хотели иметь его («Восток»), — заявила Кэтлин Льюис, куратор отдела истории космоса вашингтонского музея. — Но, к сожалению, наш закупочный фонд не соответствует масштабам цен данного аукциона».

Пока русский коммерсант отвоевывал для России дорогую реликвию, НАСА продемонстрировало красноречивую модель того, как надо по совести и справедливости отправлять на покой отлетавшие свое космические корабли. Космическое ведомство США безвозмездно передаст в музеи заслуженные «челноки» — Atlantis, Endeavour и Enterprise.

Космическая лихорадка не ограничилась аукционом 12 апреля. Совсем скоро, 5 мая, аукционный Дом Bonhams в Нью-Йорке предложит космические скафандры и другие предметы экипировки экипажей кораблей «Союз» по стартовой цене от 60 до 150 тысяч долларов, а также видеоигру Nintendo Game Boy (1500—2000 долларов), которой занимали свой досуг экипажи орбитальной станции «Мир». Кроме того, нью-йоркский врач Дэвид Собер, много раз ездивший в Россию, выставляет на аукционе в Далласе, назначенном на 3 июня, примерно 60 советских космических раритетов. В их числе, как сообщили американские источники, свадебный альбом Валентины Терешковой. Стартовая цена — 5 тысяч долларов. Как альбом попал в чужие руки, может объяснить, видимо, только сама Валентина Владимировна или ее домашние, если захотят, конечно.

То, что и российские космонавты, и американские астронавты продают всякую мелочовку, включая фотографии с автографами, премилое дело. Они ведь настоящие герои и имеют полное право стричь купоны со своей славы. Но свадебный альбом первой женщины-космонавта? Это, конечно, сугубо личное дело, однако как-то не по-свадебному горько... Если это, конечно, не подделка или факсимиле.

...После аукциона в Sotheby's ко мне подошел приятель и, многозначительно воздев палец к потолку, изрек: мол, г-на Юрченко купить реликвию «попросил» известно кто. Не знаю, гадать не буду. Хотя, конечно, интересно бы знать.

Пока неизвестно, когда огромный шар с полуопустошенным чревом будет извлечен из вестибюля Sotheby's на Верхнем Ист-Сайде Манхэттена и покатится в направлении ист-сайда нашей планеты. Но надо ли, пусть и на радостях, катить баллон на американцев? За то, что они в смутные 90-е годы тайно вывезли за пределы России данный объект. Это как, тайно?! Секретными тропами через границу катили? По большому счету теперь это не так уж и важно. Что было — то было. Важно, что откупили-таки «Восток» у Запада. Осталось репатриировать Ивана Ивановича.

Нью-Йорк

Из первых уст

Частичка родины

Председатель инвестиционного Фонда им. А. С. Попова Евгений Юрченко рассказал «Итогам», как раритет, купленный им на аукционе Sotheby's в Нью-Йорке, попал в США и какова будет его дальнейшая судьба.

— Евгений Валерьевич, как пришла вам в голову идея купить спускаемый аппарат «Восток 3КА-2»? Сами решили или кто-то попросил?

— Меня никто не просил. Узнал о продаже из прессы: первый раз капсулу выставили на торги в феврале. Мне было обидно, что в год 50-летия полета Гагарина один из двух уцелевших кораблей «Восток» продается и в итоге может навсегда остаться за пределами родины.

— Но как аппарат попал в США?

— Его удалось вывезти в 1996 году из одного саратовского института, который занимался ракетными разработками. Как вывозили, я думаю, вам сейчас уже никто не скажет, скорее всего, какая-то информация может быть только у спецслужб. Даже если кто-то что-то и знает, то не может разглашать данные. Думаю, решение о вывозе и продаже принималось хоть и тайно, но законно. Иначе продавцы данного лота получили бы огромное количество исков от предыдущих владельцев за незаконный вывоз раритета. Но стоит отметить, что дело происходило в лихие 90-е, когда одним росчерком пера принимались решения, которые были вне рамок законодательных регламентов.

— Не прилагаются ли к спускаемому аппарату сопроводительные документы, которые могут открыть тайну его пути из России в США?

— Бумаг много, но я их пока не видел. Сейчас идет процесс оформления документов и оплаты. Возможно, в ближайшее время некоторые тайны корабля «Восток 3КА-2» будут раскрыты.

— Не возникнет проблем с вывозом капсулы из США в Россию?

— Определенные сложности имеются. Например, нужно получить специальное разрешение и лицензию на вывоз «Востока» из США, так как по американским законам он попадает под определение «Космические объекты», и Госдепартамент ограничивает вывоз подобных объектов за рубеж. Тем не менее этот космический аппарат российский, он приобретен по законным международным правилам, я являюсь его владельцем, следовательно, есть все основания вернуть его в Россию. Полагаю, что в ближайшее время этот вопрос будет урегулирован.

— Где планируете разместить «Восток 3КА-2»?

— Конкретно этот вопрос решится после возвращения спускаемого аппарата домой. Но уже сейчас есть несколько интересных вариантов. Например, Московский планетарий, который откроется в июне и будет самым крупным планетарием в Европе. Но до того момента, пока «Восток» не пересечет границу России, мы, как люди суеверные, не ведем переговоров с музеями.

— Вы передадите музею права собственности на «Восток 3КА-2»?

— Вариантов много. Передача прав собственности лишает возможности перемещать этот экспонат с одной выставки на другую. Важно сохранить возможность представлять космический аппарат в различных музеях. К тому же не хотелось бы наступить на те же грабли, на которые наступили в 1996 году, когда этот экспонат продали за границу.

— Вы считаете эту покупку хорошим вложением капитала?

— Эта покупка не является вложением капитала. Я совершенно не собираюсь как-то зарабатывать на этом. Скорее это то, что называется благотворительностью. Очень приятно совершать подобные приобретения и возвращать их в Россию, потому что такие предметы являются нашей гордостью и национальным достоянием.


Владимир Крючков

Мнения

Безграничная торговля

Как космическая реликвия нашей страны могла оказаться за рубежом? Вот что рассказали «Итогам» люди, работающие в космической отрасли.
 

Сотрудник РКК «Энергия» на условиях анонимности:

— Мы изготавливаем изделие и сдаем его заказчику, а дальше он уже волен распоряжаться его судьбой. Как правило, изделия у нас одноразовые. Отделяемые элементы сгорают в атмосфере, а те, которые возвращаются, списываются с учета либо где-то хранятся. Когда эта капсула создавалась, шла холодная война, и освоение космоса считалось одним из прорывных направлений. А в 1996 году уже другое дело. Но если изделие имело соответствующий гриф секретности, то просто обязаны были провести экспертизу и сказать, что в нем нет ничего в плане передачи технологий. Секретятся они, потому что любой понимающий человек может подойти к капсуле, получить пробу материала и узнать, например, из чего сделана теплозащита. Для тех, кто находится в начале пути освоения космоса, это хорошее подспорье. Когда ответ на задачу уже известен, ее решать проще и быстрее. Таким образом, экономятся финансовые и временные ресурсы.

Все движения по подобным технологиям должны идти через государственные высокие инстанции. У них нужно получать разрешение на продажу или вывоз за рубеж, иначе любая таможня или пограничники остановят груз. А вообще судьбой таких аппаратов должен ведать Роскосмос, который является правопреемником Росавиакосмоса. У них в архиве должна сохраниться вся документация по данному изделию. Без них никто не рискнул бы отдавать его на сторону, тем более за рубеж.

Александр Лазуткин, летчик-космонавт, Герой России, заместитель директора Мемориального музея космонавтики:

— Наверное, есть законные пути вывоза таких изделий, потому что контрабандой их не переправишь. По крайней мере, я надеюсь, что у государства нет таких дыр на границе. Конечно, капсула представляет собой историческую ценность, но насчет военной — вряд ли.

Ветеран МВД РФ на условиях анонимности:

— В 90-е годы из России уплыло огромное количество символов прежней эпохи — от уникальных вещей из домов-музеев известных революционеров и общественных деятелей до танков и истребителей времен ВОВ. Все вывозилось за границу примерно по одной схеме — сначала по поддельным документам на Украину, а затем через Польшу в Европу. Скорее всего, спускаемая капсула была оформлена как металлолом, который тогда тоннами и абсолютно бесконтрольно вывозился из России.

Сергей Рязанский, член отряда космонавтов Института медико-биологических проблем РАН:

— С предприятий многое в 90-е годы уходило как металлолом, потому что для выживания нужно было помещения сдавать в аренду. Например, у нас в институте музея нет, и где хранить все — непонятно. Хорошо, что нашлись энтузиасты, выторговали место в подвале. Рассказывали, как на ВДНХ, когда в павильоне «Космос» появились ларьки, экспонаты просто сдвинули в угол. Потом некоторые раритеты краном вытащили и увезли в неизвестном направлении.


Владимир Крючков
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера