Архив   Авторы  
Несмотря на улыбки и дружественные рукопожатия, лидерам стран «Большой двадцатки» с каждой встречей все труднее излучать оптимизм

Мировая грекономика
Политика и экономикаВокруг России

В глобальной экономике наступил правительственный кризис

 

Каннская «большая двадцатка» вошла в историю. Точнее — влипла. Главы двадцати ведущих держав мира ехали, конечно, не на свадьбу, но попали точно на похороны. Первый за историю еврозоны «кризис управления» полыхнул, когда не ждали. То, что на протяжении последних лет пытались завуалировать европейские лидеры и чиновники, греческий премьер Георгиос Папандреу донес до мира с античной простотой: перегруженный разношерстными странами и их проблемами механизм ЕС работает «вразнос». Еврозона больше не контролирует сама себя: процесс распада пошел. Притормозить его можно, остановить уже нельзя. Не потянет такую ношу ни ЕС, ни «большая двадцатка», которая и со своими-то проблемами не справляется. Мировая коммунальная квартира стоит перед жестким выбором: либо сменить «управляющую компанию», либо самостоятельно разбираться с житейскими проблемами, не взваливая на свои плечи чужие риски.

Дело спасения евро

По большому счету теперь совсем не важно, какое правительство встанет во главе Греции, состоится ли там референдум и что за истины он откроет граду и миру. Суть в том, что в начале декабря в этой европейской стране совсем кончатся деньги. И в долг ей никто уже не даст. Или даст мизер, но проблемы это не решит. Единственный для Афин выход — отыскать старые матрицы, смазать печатный станок и шлепать старые добрые драхмы, подав пример другим странам. Как судачили в кулуарах саммита, выход Греции из еврозоны — вопрос времени. Это будет лишь запоздалым признанием реального статус-кво. Потом, правда, грекам будет худо, но не хуже, чем без денег вовсе. По мнению экспертов, новая греческая валюта может сразу обвалиться почти на 60 процентов, а издержки только первого года пребывания за пределами валютного союза составят примерно 11,5 тысячи евро на человека. Вслед за Грецией в первую очередь пострадают крупнейшие банковские системы Франции, Германии, Бельгии. Неутешителен прогноз экспертов и для Италии: по их мнению, стране до дефолта осталось дней сто (доходность гособлигаций достигла там порога в 6 процентов). Аналогичные проблемы подстерегают Испанию.

По словам Дмитрия Медведева, страны ЕС недостаточно активны в принятии решений по стабилизации экономической ситуации в еврозоне. Но это лишь одна сторона проблемы. Чтобы сохранить в еврозоне экономику вроде греческой, ее придется посадить на хлеб (и то по праздникам) и воду, что неизбежно вызовет социальный взрыв и репутационно ослабит евро как резервную валюту.

Парадокс же в том, что спасение евро лежит через отказ от него. Как утверждают опрошенные «Итогами» эксперты, чтобы выжить, еврозона должна ужаться. Выход отдельных стран из валютного союза автоматом укрепит позиции евро.

Только вот решится ли европейское правительство на такой шаг, большой вопрос. На кону репутация еврочиновников: мол, недоглядели, не спасли главное завоевание империи, расписались в собственном бессилии. Словом, есть опасность, что лечить недомогающих будут пытаться до последнего — пока их выход из евро не случится явочным порядком. Но уже через хаос и бунты.

Почему России нужно участвовать своими далеко не лишними деньгами в этой «гомеопатии» (называлась сумма в 10 миллиардов долларов) — вопрос, оставшийся без ответа. Во всяком случае, внятного. Тем более что дело-то безнадежное: сильная валюта (евро) и слабые экономики (Греция и иже с ней) — вещи не только несовместимые, но и взаимопротиворечащие.

Мировой жилкомхоз

Дмитрий Медведев сравнил настроение участников встречи «двадцатки» с погодой в Канне: вроде тепло, но дождливо — и никакой определенности с прогнозом на завтра. Надо полагать, дело тут не только в новостях из Греции, сорвавших и повестку саммита, и мировую повестку в целом. Сама недолгая история «двадцатки» большого оптимизма не внушает. И на фоне «кризиса управления» в еврозоне отчетливо видно: слишком уж много договоренностей благополучно заболтано и в G20. Примечательно, что Медведев покинул последний за годы своего президентства саммит досрочно, отправившись в Нижний Новгород «по делу срочно» и оставив на хозяйстве своих помощников. Не до античных, мол, трагедий — День народного единства на дворе. Иными словами, долгие проводы — лишние слезы.

Между тем всего два-три года назад такое и представить было невозможно...

Когда осенью 2008 года в разгар глобального финансового кризиса «большая двадцатка» в первый раз собралась в Вашингтоне на уровне глав государств и правительств, ее авансом окрестили мировым правительством. И ждали от «правительства» ни много ни мало оперативной перекройки мировой финансовой системы по более современным и кризисоустойчивым лекалам.

Действительно, на пике финансовых невзгод единодушные решения саммитов худо-бедно успокаивали рыночных игроков, подталкивали к действию национальных регуляторов. Но по мере спада первой волны кризиса становилось все очевиднее, что заявления G20, изобиловавшие пафосными декларациями, имели все меньше общего с действительностью. Решения воздерживаться от протекционизма в торговле оставались лишь на бумаге, разговоры о необходимости расширения корзины мировых валют не шли дальше предложений, призывы к отказу от доллара в качестве передовой мировой резервной валюты  — дальше призывов.

По сути, каждая «коммунальная квартира» уже начала спасаться как может, без оглядки на соседей. Евросоюз нацелился на ужесточение бюджетной дисциплины и сокращение госрасходов. Американские власти, напротив — на продолжение госстимулирования экономики. При этом антикризисная политика одних нередко плачевно сказывалась на финансовом самочувствии других. Скажем, китайцы удерживали заниженный курс национальной валюты, усугубляя бюджетные трудности торговых партнеров. Между тем четвертый саммит G20 в Торонто и вовсе увенчался отсутствием согласованных решений. А в ноябре 2010 года, аккурат перед прошлым, сеульским саммитом, ФРС США приняла решение о выделении 600 миллиардов долларов для выкупа своих гособлигаций. В столицах развивающихся экономик забили тревогу, опасаясь, что часть этих денег хлынет на их рынки в виде краткосрочного спекулятивного капитала.

Эксперты заговорили о валютных войнах — цепной реакции манипулирований курсами нацвалют, угрожавшей взорвать мировой финансовый баланс. И что же «мировое правительство»? Итогом сеульской встречи G20 стала лишь договоренность «двигаться в направлении систем обменных курсов, в большей степени определяемых рыночной конъюнктурой», а также «проявлять осмотрительность, не допуская чрезмерной волатильности валютных курсов». Говорить об эффективности столь «жестких» и «конкретных» обязательств не приходится.

Словом, три года попыток «мирового правительства» найти решение проблем, стоящих перед глобальной финансовой системой, успехом не увенчались. Члены «двадцатки» являли собой столь затейливую конфигурацию интересов и противоречий, что порой смахивали на Лебедя, Рака и Щуку из одноименной басни дедушки Крылова. Главное же, что развитые страны во главе с США, являясь главными бенефициарами нынешней валютно-финансовой системы, отчаянно не хотели идти на ее реконструкцию.

Каннский взБРИКС

Саммит в Канне явил некоторое изменение в диспозиции: страны БРИКС объединились, события, по сути, развивались по схеме «стенка на стенку». Бриксовцы впервые провели сепаратное заседание накануне общей встречи «двадцатки». Впервые оказались в роли возможных кредиторов еврозоны. И впервые пошли в коллективную атаку на партнеров по G20: мол, наведите наконец порядок в своем доме, сократите бюджетные дефициты...

Только вот насколько устойчив искусственно склеенный союз Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР? Что вообще у этих стран может быть общего, чтобы действовать коллективно? Все прочно «сидят» на долларе, стало быть, к этой валюте у них действительно общий интерес. Но Россия активно торгует еще и с Европой. Да и политически, психологически и культурно — разный мы народ, чтобы квинтет играть. Иное дело — дружить «коммуналками».

Вот и сейчас Россия и Китай наверняка постараются сделать разменной монетой за помощь Европе западные высокие технологии. Китай, который выражал готовность проявить щедрость едва ли не в десять раз большую, чем Москва, возможно, в этом и преуспеет. Россия?.. Пока наша делегация привезла в Канн предложения по обеспечению безопасности добычи нефти и подготовила механизм обмена опытом. Москва рассчитывает получить еще и определенные преференции в сфере поставок энергоносителей в Европу...

...В мировой экономике «правительственный кризис». Кто займет ключевые посты в новом кабинете? Впереди большие торги, на которых каждый отвечает сам за себя. Утверждение, что глобализация запрягла все экономики в одну упряжку и потому чужих проблем здесь не бывает, не более чем иллюзия. Чужие проблемы — это прежде всего чужие риски, и брать их на себя в преддверии, как предсказывают, длительной глобальной рецессии опасно для экономического здоровья.

Канн — Москва

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера