Архив   Авторы  
Антияпонские выступления, охватившие в сентябре нынешнего года почти весь Китай из-за территориального спора вокруг крохотных островов Дяоюйдао (Сенкаку), проходили под аккомпанемент вновь набирающей популярность маоистской идеологии

Культурная контрреволюция
Политика и экономикаВокруг России

Чем грозит миру смена власти в Поднебесной

 

8 ноября, если верить неофициальным источникам (официальные молчат как партизаны), откроется ХVIII съезд самой многолюдной партии — Компартии Китая, насчитывающей в своих рядах почти 100 миллионов членов. На этом форуме произойдет смена руководства самой населенной страны мира. Уже точно известны имена будущих председателей КНР (президента) и Госсовета (премьера), а также новых членов постоянного комитета политбюро. Вот только мало кто знает, чем сопровождается это торжество демократии по-китайски. Поскольку, согласно местным обычаям, сор негоже выносить из Чжунаньхая (резиденция китайских лидеров). Однако кое-что все же вынесли. Получившаяся в результате картина напоминает непримиримую схватку за власть времен «культурной революции», при которой проигравшие как минимум теряют посты и отправляются под домашний арест. Если же наложить на политический кризис проблемы в китайской экономике, то, по мнению опрошенных «Итогами» экспертов, получается, что Поднебесная стоит на грани краха всей своей политической и экономической модели.

Огонь по штабам

В канун «культурной революции» Мао Цзэдун делился с соратниками: «Перспективы светлые, товарищи, но путь извилист». В этой самой «извилистости» скрывался зловещий смысл. Мол, не стоит огорчаться, если по пути к светлому будущему под ноги попадется сорная трава в виде политических противников. Достаточно эту травку прополоть, и светлые перспективы уже просматриваются.

За более чем 30 лет, что идут китайские реформы, могло показаться, что времена партийных чисток канули в Лету, а Поднебесная превратилась в мировой образец политической стабильности. Введенная Дэн Сяопином после подавления выступлений на площади Тяньаньмэнь система ротации высшего руководства (раз в 10 лет), казалось бы, исключила дворцовые интриги и перевороты. Но не тут-то было. Китайские старики, глядя на происходящее сегодня, живо вспоминают молодость.

Взять, например, громкую отставку 63-летнего Бо Силая — харизматичного партийного босса 30-миллионного города Чунцин и сына одного из основателей КНР Бо Ибо. В Китае таких людей, как Бо Силай, величают принцами, с головы которых не может упасть ни один волосок. Но выяснилось, что может, да еще как. Сначала случился скандал с бывшим шефом полиции Чунцина Ван Лицзюнем. Тот попытался получить политическое убежище в консульстве США. Затем супруга Бо Силая была обвинена в организации убийства своего бизнес-партнера, британского подданного Нила Хейвуда. Супруге одного из самых вероятных преемников Ху Цзиньтао впаяли смертную казнь (правда, с отсрочкой на два года). Карьера самого Бо, понятное дело, пошла под откос. Его недавно лишили партбилета, мандата депутата, а с ним и иммунитета. Теперь против Бо Силая, скорее всего, будет возбуждено уголовное дело, и ему тоже грозит смертный приговор.

И что удивительно: все это произошло с людьми, которых еще совсем недавно величали гордостью нации. Бо Силая, к примеру, за его жесткий метод борьбы с коррупционерами. Печальный финал этой истории, по мнению экспертов, однозначно свидетельствует о глубочайшем политическом кризисе в Поднебесной. Расправы с людьми уровня Бо имели место только во времена «культурной революции». Лишь поменялись местами противоборствующие кланы. Ныне же гонимы как раз маоисты, модернизированное поколение которых возглавлял Бо Силай.

Но это только вершина айсберга. Показательный случай произошел на банкете высшего генералитета, на котором кроме армейского командования присутствовала вся партийная и государственная элита. Генерал-полковник Чжан Циньшэн, на тот момент заместитель начальника генштаба, за бокальчиком вина произнес зажигательную речь на тему того, что именно военные должны управлять страной. Лидер КНР Ху Цзиньтао, присутствовавший на банкете, вынужден был спешно ретироваться.

Вслед за этим ЦК КПК развернул кампанию по искоренению фронды в армии — к примеру, потребовал, чтобы все армейские командиры отчитались о своем финансовом положении. Дальше — больше. В конце октября на сайте министерства обороны КНР появилась кратенькая информация. В ней сообщалось о том, что в руководстве генштаба произошли изменения — назначен новый начальник и его заместители. О судьбе бывшего руководства генштаба до сих пор ничего неизвестно.

Военные все активнее вторгаются в политику. Ходят упорные слухи, что армия желает получить как минимум одно место в ПК политбюро. В самый разгар дела Бо Силая тот неожиданно полетел в провинцию Юньнань, где находится штаб 14-й группы войск, которой когда-то командовал его отец. Обстановка в Народно-освободительной армии Китая после опалы Бо так накалилась, что стали распространяться слухи о возможности военного переворота.

Алеет Восток

Роль обычного уголовника Бо Силаю явно не к лицу. Как считает главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Яков Бергер, «у этого политика с голливудской внешностью сторонников более чем достаточно. Его установка — «борьба с черным, восхваление красного» — весьма популярна в среде лаобайсинов (простолюдинов) и интеллигенции. Под «черным» подразумевается коррупция, засилье бюрократов. Маоистская идеология вновь становится популярной в Китае. К примеру, в гонконгских СМИ появилась статья сына главного идеолога КПК в эпоху Мао — Чэнь Боды, в которой тот пишет следующее: если брать последние 30 лет, то вроде бы у Китая одни успехи — и рост ВВП, и средний годовой доход городского жителя вырос с 994 долларов до 3024. Но если говорить о последних 60 годах, то фактически Китай вернулся к тому, с чего начинал. У власти опять коррумпированные чиновники и опять стоит «проблема революции».

Такой лишенный восторгов взгляд на современный Китай на самом деле господствует среди специалистов. Известный американский политолог Джордж Фридман в своей книге «Следующие 10 лет» указывает, что, согласно данным Народного банка Китая, только 60 миллионов китайцев (менее 5 процентов населения) относятся к среднему классу с доходом 20 тысяч долларов в год. Вдесятеро большее число — шестьсот миллионов — зарабатывают меньше тысячи долларов в год, или меньше чем 3 доллара в день на человека. Еще 440 миллионов китайцев зарабатывают от 3 до 6 долларов в день. Фридман пришел к заключению, что 80 процентов китайцев живут в условиях, которые сравнимы с беднейшими странами Африки.

В такой экономической реальности попросту нет места для политической стабильности. В Китае множатся акции протеста. В последний раз отчет о размахе беспорядков был официально опубликован четыре года назад. Вышли данные за 2006 год, когда власти зафиксировали более 90 тысяч инцидентов с коллективным выражением недовольства.

Но согласно зарубежным, прежде всего японским источникам, в прошлом году в КНР было зафиксировано около 180 тысяч выступлений, в которых участвовали от нескольких десятков до десятков тысяч человек. То есть ежедневно в Китае происходит до 500 «маршей миллионов».

Яков Бергер уверен, что «эти протесты действительно массовые, их очень много, но их не надо воспринимать как организованное политическое движение. В основном они направлены против хозяйственной политики местных властей, против невыплаты зарплаты и захвата земель».

Частной собственности на землю в КНР нет, и крестьян можно согнать с участков, если они нужны под строительство промышленных объектов, жилых комплексов или парков развлечений. Организованного протестного движения, как того, что привело к событиям 1989 года на площади Тяньаньмэнь, в сегодняшнем Китае пока не наблюдается. Как нет и единой протестной идеологии. Хотя во время демонстраций бросаются в глаза огромные транспаранты с изображением Мао.

Для самоорганизации протеста нужно совсем немного — харизматичные лидеры. Известная китайская диссидентка Хэ Циньлянь в своем блоге сделала прогноз. Она считает, что у лидеров КПК для исправления ситуации есть всего лишь 3—5 лет.

Чуть помедленнее

Положение осложняется брожением в верхах. На днях появилось весьма любопытное проявление активности китайских несогласных. В The New York Times был опубликован «независимый отчет», в котором подробно рассказывается об огромных богатствах членов семьи премьера КНР Вэнь Цзябао. Эксперты полагают, что источник информации находится на самом верху китайского руководства. Кстати, ранее похожее досье было разослано в СМИ анонимным доброжелателем и касалось оно Си Цзиньпина — преемника Ху Цзиньтао на посту председателя КНР. В нем Си обвинялся во всех смертных грехах, и прежде всего в связях с олигархами. Директор Центра стратегических исследований Китая при РУДН Алексей Маслов рассказал «Итогам», что «еще примерно месяц назад старое поколение руководителей КНР, связанное с кланом Цзян Цзэминя, по сути послало Си Цзиньпину и его основному покровителю в лице Вэнь Цзябао «черную метку».

Да и экономический контекст, в котором развиваются все эти перипетии, не менее мрачен. Хотя МВФ в своем недавнем предсказании сообщил о сохранении в Поднебесной приличных (примерно 8 процентов) темпов роста в год, дела в этом плане обстоят неважно. Как считает Яков Бергер, «Пекин ныне стоит перед весьма сложной задачей, связанной с перестройкой экономики на другую модель». Если предыдущая была ориентирована на экспорт, на использование дешевой рабочей силы и дешевых ресурсов, а также на привлечение денег хуацяо (китайские мигранты), то сейчас все эти преимущества практически исчерпаны. К примеру, городское население КНР уже опередило по численности сельское. Резервы развития за счет крайне дешевой рабочей силы подходят к концу. В итоге экспорт как движущая сила китайской экономики стал схлопываться. Вот, к примеру, германский «Адидас» объявил, что этой осенью закрывает свой последний завод в Китае. Причина проста — в Мьянме зарплата на 30 процентов ниже, чем даже в самых бедных районах КНР.

Короче, Китаю нужны другие двигатели для роста экономики. А другие двигатели — это прежде всего внутренний спрос. Но чтобы такое произошло, как заявляет Яков Бергер, «нужно провести колоссальные социальные реформы». По сути дела в КНР нет социального обеспечения. Поэтому для разворота в сторону внутреннего потребления необходимы широкомасштабные реформы всей системы государства, и прежде всего социальной. Как подытоживает Алексей Маслов, «новому лидеру Поднебесной придется столкнуться с теми тенденциями, с которыми ни один китайский руководитель до него не сталкивался. Поэтому очень важно, какую программу он предложит для дальнейшего развития». Скорее всего, она будет сориентирована на решение внутренних политических и социальных проблем. А это неизбежно приведет к замедлению роста экономики.

И последнее: на Китай сейчас приходится от 30 до 60 процентов мировых закупок сырьевых ресурсов. Снижение темпов роста в КНР приведет к сокращению спроса в том числе на углеводороды. А это уже непосредственно будет бить по российским интересам.

Словом, Москве следует готовиться к большому и вряд ли приятному сюрпризу с Востока.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера