Архив   Авторы  
Считать, что нестоличная Америка пребывает в полном шоколаде, было бы наивно. По данным исследований Pew Research Center, 61 крупный город страны имеет проблемы с наполняемостью городского бюджета и дефицитом. Столица американского автостроения сегодня

Закат вручную
Политика и экономикаВокруг России

Почему обанкротившийся Детройт американцы не лечат по рецептам Пикалева


 

При всей повседневности дел о банкротствах в Соединенных Штатах дефолт городов, районов или иных муниципальных образований — явление чрезвычайное. Таких случаев, как сообщили «Итогам» в столичной штаб-квартире «Национальной лиги городов», с 1970 года зафиксировано чуть больше полусотни. Причем всего четыре относились к городам или районам. Самым серьезным считалось банкротство в ноябре 2011 года графства Джефферсон в Алабаме, наделавшего долгов на 4 миллиарда долларов. Появление в этом ряду Детройта, города с 700-тысячным населением, — событие из ряда вон. Как по размеру долгового бремени — 18,5 миллиарда! — так и по возможным последствиям для всей страны.

Почему же Барак Обама по примеру российского коллеги не торопится в свое «Пикалево» вручную разруливать ситуацию? Ответ на этот вопрос «Итоги» искали на месте событий.

От расцвета до заката

Закат Детройта начался задолго до 18 июля 2013 года. Моногород, ориентированный строго на автомобилестроение, им же оказался и погублен. Впрочем, градостроительные проблемы были заложены уже в самом проекте: даже для пика численности населения в 1,8 миллиона человек территория Детройта была несоразмерно велика. Но созидателей обуяла романтика. Мощные профсоюзы, в том числе и объединяющие госслужащих, заключили бессрочные контракты на высокие пенсионные обязательства города. Детройт, поражая красотой улиц и проспектов, расцветал и по праву считался образцовой витриной капитализма.

Холодный душ пролился после нефтяного кризиса 1973 года. Спрос на прожорливую продукцию Ford, General Motors и Chrysler упал, компании начали оптимизировать и сокращать производство. Сначала десятки, а потом и сотни тысяч людей, как правило квалифицированных и высокооплачиваемых, побежали из города. Исход продолжается до сих пор. За последнее десятилетие население Детройта сократилось еще на четверть миллиона.

Пустели не только улицы, но и казна: город лишался налогоплательщиков, а горбюджет — налоговых поступлений. Последние 6—7 лет дефицит неизменно был выше сотни миллионов долларов.

Я был у знакомых в Детройте, кажется, в начале 2001 года, и разговор везде был один — о грядущем крахе. Мне показали целые улицы заброшенных домов, через крыши и окна которых уже пробили дорогу ветви мощных деревьев. Но десятилетия экономического процветания, видимо, оставили сильное послевкусие: в горсовете неделями обсуждали утопические проекты продажи этих трущоб Голливуду. Вероятно, для съемок ужастиков.

К тому времени город получил четко выраженную расовую и политизированную окраску: около 80 процентов населения — чернокожие, исправно голосующие за демократов и за мэров-афроамериканцев. Последние, в свою очередь, всячески избегали принятия мер к тому, чтобы жить по средствам, и не думали над решениями по замещению уходящих производств и бизнесов другими инвестиционными проектами. Особенно отличился детройтский голова Кваме Килпатрик, который сейчас отбывает 5-летний тюремный срок по второму приговору и готовится к суду по новой серии обвинений в вымогательстве, получении взяток и мошенничестве.

Стоит ли после даже такого краткого исторического экскурса удивляться цифрам и картинкам, приведенным в выступлениях кризисного управляющего Детройта (с марта этого года) афроамериканца Кевина Орра и белого губернатора-республиканца Мичигана Рика Снайдера! Безработица в городе в два раза превышает общенациональный уровень и средний уровень штата.

В Детройте самая высокая преступность среди больших американских городов (несмотря на потери населения он еще занимает 18-ю строчку в этом списке) и самая низкая раскрываемость преступлений. Среднее время прибытия по вызову полиции и других срочных служб к месту происшествия — около часа. 40 процентов улиц не освещаются. Ежегодно регистрируется до 11 тысяч поджогов. Число заброшенных зданий приближается к 80 тысячам… «Итоги» поинтересовались в городской налоговой службе, как платят налог на недвижимость те, кто ею еще владеет? Оказалось, плохо. По данным за 2011 год, всего 47 процентов домохозяев полностью или частично расплатились по этому налогу, традиционно являющемуся одним из важнейших источников местных финансов.

И это при том, что рядом, в белых пригородах Детройта, замечает Роберт Райш, экс-министр труда в администрации Клинтона, «превосходные школы, ухоженные парки, удобный транспорт, быстро реагирующая полиция и другие эффективные службы». В этих контрастах и разделении Райш видит не только хозяйственное банкротство отдельно взятого города, но и более глубокую проблему, воспроизводимую в других частях Америки: сегрегацию по уровню доходов — банкротство прежнего социального контракта американского общества.

Черная метка

Понятно, что банкротство — всегда мера крайняя. У нас и вовсе до этого дело не доходило. На то есть «ручной регистр». Нажмет его премьер или президент — и свет в домах зажигается, тепло в квартиры идет, пенсии и долги по зарплатам сами в кошельки просятся. За счет федерального бюджета. Или олигарха какого-нибудь с помощью того же рычага попросят проявить социальную ответственность. Кстати, удавалось миновать банкротств и в Нью-Йорке в 1975 году, и в Кливленде в 1978-м, и в Филадельфии в 1991-м. Но принципиально другим образом. Кризисные управляющие смогли прийти к согласию с главными участниками процесса: кредиторов уговорить, сколько центов они получат на каждый вложенный доллар. Пенсионные фонды — на сокращение фиксированных пенсий. А городские служащие, включая полицию и пожарных, жертвовали своей частью социальных и медицинских льгот. Ситуация с Детройтом беспрецедентна. Кевину Орру пока никого уговорить не удалось. Теперь всем этим придется заняться федеральному судье Стивену Родсу, ветерану дел о банкротствах с 28-летним стажем.

Опрошенные «Итогами» эксперты считают, что этот процесс может занять от шести месяцев до трех (а то и больше) лет. «Идти по дорожке банкротства очень тяжело, — говорит Крис Миэр из консалтинговой фирмы Loop Capital Markets. — Это дорого. Это долго. И это черная метка».

В принципе считать, что нестоличная Америка пребывает в полном шоколаде, было бы наивно. По данным исследований Pew Research Center, 61 крупный город страны имеет проблемы с наполняемостью городского бюджета и дефицитом, а также с долгами пенсионным фондам и социальным агентствам, оцениваемыми в 217 миллиардов. Правда, в отличие от банкрота Детройта они уже приняли или принимают меры к исправлению положения. И за Детройтом следят особенно пристально. Потому что в Америке по сравнению с нашей безотказной системой ручного управления немало усложняющих дело заморочек.

Во-первых, нужно, как между капелек, пройти лабиринт местных законов и законов штата. Кое-где, например, власти хотели бы снизить пенсии и некоторые льготные выплаты, установленные во времена «жирных котов», но не могут. В частности, потому, что, кроме Мичигана, еще в 8 штатах размер пенсий и их индексация охраняются положениями конституций этих штатов. В 18-миллиардном долге Детройта как раз половина приходится на задолженность пенсионным фондам и на взносы в систему социального и медицинского страхования для 10 тысяч городских служащих.

Теоретически федеральные законы и установления выше местных, но как вернуться к ним на практике, когда речь идет о живых людях и часто единственном источнике их существования? «Я думаю, что профсоюзам и политикам пришла пора проснуться и понять, что на эти проблемы должно быть обращено внимание», — указывает специалист по местным финансам Мичиганского университета Эрик Скорсоне.

Второй момент в ситуации с Детройтом, за которым следят в городах и весях Соединенных Штатов, — это то, как процесс банкротства коснется местных «бондов». По традиции их держателям всегда предоставлялся приоритет на получение максимального удовлетворения при процедурах банкротства. Орр дал понять, что не намерен следовать этой традиции. Никто, конечно, не думает, что даже скандально незначительные выплаты по местным ценным бумагам Детройта, оцениваемым примерно в один миллиард, смогут в чем-то существенно повлиять на почти 4-триллионный рынок муниципальных «бондов». Но и без последствий точно не обойдется. «Люди станут больше задумываться, прежде чем вложиться в будущие выпуски муниципальных «бондов», — считает Дэвид Тавиль из нью-йоркской инвестфирмы Maglan Capital. А вот Айра Хаммерман из Securities Industry and Market Assosiation убежден, что «отношение суда по банкротству к этим «бондам» может повлиять на отношение инвесторов ко всем видам ценных бумаг в общенациональном масштабе».

Другими словами, американские города, которые долгое время завоевывали доверие инвесторов и до настоящего времени одалживали средства по мизерной процентной ставке, составляющей около 85 процентов от ставки казначейских облигаций, могут лишиться доверия инвесторов к муниципалитетам.

Ну и третий интересный момент: что из реальных ценностей города может быть выставлено на продажу, чтобы выручить хоть что-то на текущие расходы. Кевин Орр намекал, что такими объектами могли бы быть Международный аэропорт имени Колмана Янга и любимый всеми парк на острове Белль. Мэр канадского города Уинсор Эдди Фрэнсис то ли всерьез, то ли в шутку выразил желание приобрести американскую часть тоннеля, связывающего Детройт и Уинсор. В прессе обсуждался также вопрос о возможной продаже ценных артефактов из собраний всемирно известного Детройтского института искусств. В его запасниках хранится около 60 тысяч работ, охватывающих период нескольких веков. Общая ценность коллекций составляет примерно 2,5 миллиарда долларов. Среди самых известных сокровищ фигурирует картина Тинторетто «Сны мужчин», оцениваемая в 100 миллионов, и «Окно» Матисса в 150 миллионов долларов. Не знаю, что предпримут кризисный управляющий и власти Детройта, но не так давно я был свидетелем, как вашингтонская арт-галерея «Коркоран» выставила на аукцион 25 ковров, «не отвечавших главной миссии музея», и получила за них 40 миллионов для своего фонда развития.

Город будущего

В любом случае Кевин Орр видит свою задачу, помимо списания бремени долгов, в немедленном изыскании 1,25 миллиарда долларов для вложений «в обновление городских услуг и инфраструктуры в надежде поставить город на путь выздоровления».

Можно было бы, конечно, записать этот чиновничий оптимизм в разряд маниловщины, если бы не твердое мнение, которое я услышал в вашингтонском Институте Брукингса от двух исследователей муниципальной жизни в Америке  — Брюса Каца и Дженнифер Брэдли. Так вот, они считают, что на фоне стенаний о банкротстве незамеченной остается «хорошая новость», а именно: в достигшем своего дна Детройте все больше дает о себе знать «рыночный импульс возрождения»!

Он опирается на «превосходный и детальный», по определению экспертов, план «Детройт — город будущего» и на реальную базу — хорошо сохранившуюся территорию в 7,2 квадратной мили, охватывающую старый центр, средний город и новый центр. На этой относительно небольшой площади располагается пять с половиной тысяч бизнесов со 135 тысячами работников. Если добавить сюда 29 тысяч студентов университета Уэйна, то можно увидеть «замечательные возможности для роста бизнеса, рынка жилья и всего, что следует вместе с ними».

Некоторые эксперты указывают и на такой потенциал выживаемости Детройта, как наличие в городе полноценных профессиональных команд в главных видах спорта — американском футболе, хоккее, баскетболе и бейсболе — и высокая посещаемость домашних матчей.

Но главное — наличие местных богатеев-инвесторов. В числе тех, кто наиболее активно включился в реализацию «замечательных возможностей», оказался олигарх Дэн Гилберт, основатель Quicken Loans, компании, специализирующейся на предоставлении кредитов на приобретение жилья. В 2007 году он вопреки всем противопоказаниям перевел штаб-квартиру компании в центр Детройта. Кстати, несмотря на все повороты судьбы, штаб-квартира General Motors по-прежнему остается там же, в деловом центре держит свой головной офис Ford, а Chrysler — в городе Оберн-Хиллз, хотя все основные предприятия уже давно располагаются в других городах Америки и за рубежом.

Гилберт, кроме того, прикупил еще 15 зданий в центральной части Детройта и два парковочных гаража и вернул городу по меньшей мере 7 тысяч рабочих мест.

Из числа других инвесторов Кац и Брэдли называют Сью Моси, президента девелоперской организации Midtown Detroit Inc., сумевшей при участии институциональных партнеров вложить почти 2 миллиарда долларов в реализацию нескольких общественно значимых проектов.

Конечно, пока рано утверждать, что усилия кризисного управляющего и энергия игроков большого рынка сумеют преобразить Детройт. Но надежда есть. Оправились же колебавшиеся на грани банкротства Нью-Йорк и Филадельфия, обрел же на моих глазах вторую жизнь Вашингтон, который еще недавно местами лежал в руинах и терял население так же, как Детройт. И безо всякого вам ручного управления.

Остается только наблюдать за процессом и по возможности чему-то учиться. Как на чужих ошибках, так и на чужих успехах.

Детройт — Вашингтон

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера