Архив   Авторы  
Предоставление Россией убежища Эдварду Сноудену стало поводом к отмене двусторонней встречи Барака Обамы и Владимира Путина

Ни жарко ни холодно
Политика и экономикаВокруг России

Отчего у российско-американских отношений то и дело скачет температура







 

Барак Обама отменил встречу с Владимиром Путиным. Событие не рядовое. Такое случалось лишь однажды — в 1960 году, когда Никита Хрущев отказался встречаться с президентом Дуайтом Эйзенхауэром. Причем тогда все случилось тоже из-за американца, прилетевшего в нашу страну без документов. Правда, в отличие от разведывательного U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса самолет Эдварда Сноудена никто не сбивал и фигуранта к 10 годам тюрьмы за шпионаж не приговаривал. Но в остальном все похоже. Оба работали на ЦРУ, а итогом их приземления на нашей территории стал острейший дипломатический кризис.

Впрочем, если бы Сноудена, как и Пауэрса, не было, их стоило бы выдумать. Дело в том, что климат в российско-американских отношениях меняется по своим строгим законам. И так уж сложилось, что он имеет четыре времени года — весну, лето, зиму и осень. Причем именно в такой, противоречащей законам природы последовательности.

Весна

Вначале все цвело. Императрица Екатерина II, раздраженная антироссийскими происками британцев, поддержала североамериканских бунтарей. В 1809 году в Петербург прибыл первый американский посол Джон Куинси Адамс (впоследствии шестой президент США). Ему быстро удалось установить личный контакт с императором Александром I, с которым они по утрам гуляли по набережной Невы. Адамс отмечал в своих дневниках неизменно дружеское отношение российского самодержца и в целом правительства России к США. Эта приязнь была замечена в свете и обросла всевозможными слухами. В мае 1834 года Александр Пушкин запишет почти детективную историю: будто бы император Александр, наслушавшись американского посла, собирался дать России конституцию, отречься от престола и уехать в Штаты...

При Николае I и Александре II курс на сближение был продолжен. В годы Гражданской войны в США Россия решительно поддержала Север и президента Авраама Линкольна. В свою очередь. в 1866 году Конгресс принял резолюцию с выражением удовлетворения по поводу предотвращения покушения на Александра II. Документ был доставлен императору замминистра военно-морского флота США Фоксом, руководившим американской военно-морской экспедицией, прибывшей в Петербург в июле 1866 года. В ответном послании царь назвал резолюцию «еще одним свидетельством чувств, связывающих американское государство с Россией». Он также подчеркнул, что у двух стран «нет взаимных обид, а лишь взаимное дружелюбие».

Что же так сблизило самодержавную Россию с оплотом мировой демократии? Все просто: враг моего врага — мой друг. Главный геополитический противник Российской империи в XIX веке — Великобритания. И надо отдать должное прозорливости российской дипломатии, разглядевшей в Диком Западе будущего великана, подрастающего на заднем дворе британской империи.

Проблема в том, что кроме высокой геополитики Россию и Америку больше ничего не связывало. Стороны сами и оборвали ту единственную нить, которая могла бы со временем перерасти в прочную экономическую базу отношений. Речь идет о продаже американскому правительству российских колоний на Аляске и в Калифорнии. Размежевание сняло потенциальные территориальные трения, но и на века отдалило наши страны друг от друга.

Это и определило суть российско-американских отношений. Мы дружим исключительно против кого-то третьего: будь то Гитлер или бен Ладен. А когда общий враг не просматривается, вспоминаем о глубочайших различиях в ценностях. Думаете «списки Магнитского» и «законы Димы Яковлева» изобретены недавно? Как бы не так! Нынешний ярый критик Кремля сенатор-республиканец Джон Маккейн мог бы считать своим предшественником конгрессмена-демократа Джона Паркера Хейла. Тот еще в 1848 году обрушивался с обвинениями на царский режим по поводу прав и свобод человека. «Я хочу судить русского царя, — заявил Хейл, — не только за то, что он сделал с Венгрией (речь о подавлении русскими войсками революции в этой стране. — «Итоги»), но и за то, что он сделал давным-давно, отправив несчастных ссыльных в сибирские снега (намек на участников восстания декабристов. — «Итоги»).

А, например, в 1880-е годы Конгресс США принял серию решений, осуждавших политику Александра III в еврейском вопросе. Так что недавно отмененная поправка Джексона — Вэника возникла тоже не на пустом месте. Масла в огонь подлила позиция США в период Русско-японской войны 1904—1905 годов. Ее в России сочли недружественной, хотя президент Теодор Рузвельт выступил главным посредником в заключении Портсмутского мира.

Неудивительно, что Февральская революция нашла за океаном восторженный отклик. По выражению президента Вудро Вильсона, Россия обрела «статус партнера для лиги достойных». Большевиков американцы, правда, не одобрили, но в борьбе с ними особо не усердствовали, ограничившись краткосрочными высадками десантов на Дальнем Востоке и в Архангельске. Америка развернула внутреннюю борьбу с коммунистической угрозой, одновременно не препятствуя деятельности в советской России своих бизнесменов типа Арманда Хаммера, которым принадлежала огромная роль в проведении нашей индустриализации.

Лето

Пик, то есть лето двухсторонних отношений, пришелся на время совместной войны с нацизмом. Масштаб всемирного зла породил и самую горячую дружбу между Москвой и Вашингтоном. Причем все началось задолго до Второй мировой войны. Несмотря на то что США стали одним из последних крупных государств, признавших СССР (дипотношения установлены лишь 16 ноября 1933 года), вклад Америки в становление Страны Советов был значительным — прежде всего в создании тракторной, автомобильной и металлургической промышленности. Американские специалисты также помогали в спасении ледокола «Челюскин» в 1934 году. Двое заокеанских авиамехаников даже были награждены орденами Ленина. Правда, советским школьникам про эти факты почему-то не рассказывали.

Десятилетиями позже исторические архивы прояснили и роль американского ленд-лиза в нашей общей победе над нацистской Германией. В моих школьных учебниках ленд-лиз упоминался как нечто незначительное, второстепенное: второй фронт, дескать, союзнички не открывали, отделывались подачками... Но факты — вещь упрямая. «Американцы нам гнали столько материалов, без которых мы бы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну, — вспоминал маршал Георгий Жуков. — ...А сейчас представляют дело так, что у нас все это было свое в изобилии». Добавлю из других документов: во второй половине войны ленд-лизовские «Студебекеры» стали главной платформой для установки знаменитых «катюш».

Уважение и сочувствие американского народа к СССР, противостоящему агрессии, и благодарность советских людей за американскую помощь на государственном уровне так и не привели к подписанию договора о союзе. Главным документом, определявшим юридическую базу сотрудничества, была международная Декларация Объединенных Наций от 1 января 1942 года. При этом США упорно отказывались признать Прибалтику частью СССР, а Конгресс регулярно ставил вопрос о религиозных свободах в СССР. Разрыв в ценностях неизбежно вел к смене политического сезона.

Зима

Победа антигитлеровской коалиции очень скоро вылилась в забвение союзнических отношений. Запад сплотился вокруг Соединенных Штатов в противостоянии набравшему мощь СССР. Черчилль свою Фултонскую речь произнес в марте, то есть по природному календарю весной, а политически задуло по-зимнему, началась холодная война, сопровождаемая горячими региональными конфликтами, за которыми стояли СССР и США. Корейская война. Война во Вьетнаме. Арабо-израильские войны. Войны в Африке, Латинской Америке. Советский «ограниченный контингент» в Афганистане... Самоцелью по обе стороны Атлантики стала гонка вооружений. В США состоятельные граждане сооружали на своих дворах бетонные убежища на случай ядерной войны. Мы в деревенской школе с чувством пели песню на слова Евгения Евтушенко: «Хотят ли русские войны?»

Советская журналистика задыхалась от благородного негодования, обличая пороки «той стороны». Общее направление задавалось не только текущими указаниями партии и правительства, но и рекомендациями пролетарского писателя Максима Горького в произведении «Город желтого дьявола». «Я впервые вижу такой чудовищный город, и никогда еще люди не казались мне так ничтожны, так порабощены», — пишет создатель соцреализма. Впрочем, в частном порядке, как и другие загранкомандировочные, он сообщает иное. «Америка — это страна, в которой хочется иметь четыре головы и 32 руки, чтобы работать, работать, работать, — говорится в одном из его писем литературному критику Александру Амфитеатрову. — Ей-богу чудесная страна!»

На другой стороне Атлантики в смысле идеологической нетерпимости было ненамного лучше. Эпоха маккартизма до сих пор воспринимается в США как одна из самых постыдных страниц истории.

Пропаганда вкупе с реальным обладанием смертоносными вооружениями едва не стоили миру ядерной войны в период Карибского кризиса осенью 1962 года. К счастью, президент США Джон Кеннеди не пошел на поводу у своих ястребов, а «дорогой Никита Сергеевич» вовремя спохватился... Внутри зимы после этого периодически стали проявляться оттепели, связанные с длительными переговорами по ограничению вооружений.

Старожилы дипломатии вспоминают, как зачастую усилия многих лет грозили сойти на нет из-за незначительных обстоятельств типа нынешнего дела Сноудена. Например, сотрудник вашингтонского Института Брукингса Стивен Пайфер рассказал «Итогам» о горячих деньках в американском посольстве в Москве в 1986 году. Молодой дипломат вместе с коллегами в поте лица трудился над списком новых шагов по разоружению, готовившихся к встрече Рейгана и Горбачева. А тут — шпионский скандал с завербованным КГБ офицером ВМС США Джоном Уокером. Полсотни советских дипломатов были выдворены из США. «Практически вся работа оказалась на какое-то время замороженной», — припоминает Пайфер, невольно проводя параллели с нынешней ситуацией. В конечном счете спор затих, Горбачев и Рейган встретились. А вскоре рухнула Берлинская стена, вместе с которой пришел конец политической зиме.

Осень

Поначалу период после развала СССР напоминал весну с ее многообещающими надеждами. Но политические климатологи ошиблись — то было лишь недолгое продолжение перестроечной оттепели. Зимы, впрочем, тоже не случилось, как и полноценной холодной войны. Первый президент России Борис Ельцин как-то очень точно назвал это межсезонье холодным миром. Короче, уже во второй половине 1990-х годов наступила российско-американская осень, которая и длится по сей день. Осень эта, как и ее природный аналог, переменчива — то облачная и хмурая, то с просветами.

Одним из главных раздражителей наряду с бомбардировками Югославии стал отказ США выполнять неформальное обещание не расширять блок НАТО на Восток. Хорошо помню, какие нешуточные страсти по этому поводу кипели в Вашингтоне. Не сомневаюсь, что администрация Билла Клинтона искренне не хотела обижать «друга Бориса». Но республиканцы Маккейн, Доул и другие рассудили по-своему. В НАТО приняли сначала Чехию, Польшу и Венгрию, а в 2004 году — Эстонию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию, Словению и Болгарию.

Кстати, вот этого момента, то есть реальной самостоятельности американских законодателей в политической жизни США, представители российской власти до конца не усвоили до сих пор. Борис Ельцин во время одного из визитов в Вашингтон никак не мог поверить в то, что «друг Билл» не в состоянии цыкнуть на Конгресс, чтобы отменить «эту чертову поправку Джексона — Вэника». И увязка уже при Обаме отмены этой поправки с «Актом Магнитского» также произошла вопреки воле и желанию администрации США: так решил Конгресс.

Полноценное бабье лето случилось в начальный период президентства Владимира Путина и Джорджа Буша-младшего. Техасец, напомним, заглянул в глаза российского лидера, «увидел его душу» и пришел к выводу, что с ним можно иметь дело. Путин оказался первым иностранным лидером, связавшимся с Бушем после терактов 11 сентября 2001 года и предложившим помощь. Вслед за этим Россия присоединилась к антитеррористической коалиции, возглавляемой США, обеспечила и продолжает обеспечивать афганский транзит в интересах войск западной коалиции.

Но, как говорится, недолго музыка играла. Россия не одобрила несанкционированного ООН американского вторжения в Ирак. США, со своей стороны, в июне 2002 года вышли из договора по ПРО от 1972 года. В 2007 году в Мюнхене на конференции по безопасности Владимир Путин произнес речь, ставшую знаменитой своей антизападной риторикой. С тех пор начались почти уже зимние заморозки.

В президентство Дмитрия Медведева бабье лето ненадолго вернулось. Стороны объявили о «перезагрузке», в апреле 2010 года подписали договор, ограничивающий ядерные вооружения, а в июне в теплой, дружественной атмосфере съели по бургеру в вирджинской забегаловке. Но как только Владимир Путин вернулся в Кремль, осень в отношениях Москвы и Вашингтона вновь вступила в свои права. В чем причина очередного похолодания?

Прогноз погоды

Причин несколько, в том числе и субъективных. Личный контакт у нынешних российского и американского лидеров явно не сложился. А к большому сожалению, исключительно на личной симпатии выстраивались в последнее время конструктивные отношения двух стран. Поскольку иной основы — ни геополитической, ни экономической — у них нет.

«У Москвы и Вашингтона есть, конечно, точки соприкосновения и общие интересы, — заявил «Итогам» директор вашингтонского Центра глобальных интересов Николай Злобин, — но у них нет прочной базы. Допустим, таких мощных экономических и инвестиционных подпор, как с Китаем или другими странами. Когда глобальная проблема смягчения ядерной опасности была уменьшена серией договоренностей, то оказалось, что из отношений России и Америки выпал главный стержень». По мнению политолога, вряд ли стоит ожидать в свете последних событий какого-то серьезного кризиса, но и на продуктивное сотрудничество до конца срока президента Обамы тоже не приходится рассчитывать.

Остается надеяться, что климатический цикл вскоре сделает полный виток и плавно перейдет в весну. На этот счет есть народная примета: как только в американском диппредставительстве в Москве обнаруживается шпионская аппаратура — жди скорого потепления отношений. Предыдущий период дружбы начался аккурат после того, как последний шеф КГБ СССР Вадим Бакатин в начале декабря 1991 года передал послу США Роберту Страуссу схему размещения жучков, которыми советские спецслужбы буквально нашпиговали стены и перекрытия в новом здании посольства США — том, что напоминает крепость и располагается в двух шагах от московского Белого дома.

История повторяется. Британская газета The Guardian опубликовала очередную порцию разоблачений Эдварда Сноудена. Самое примечательное: американец, получивший убежище в России, утверждает, что один из серверов американского разведсообщества, позволяющий контролировать переписку в Интернете, находится в Москве. В свою очередь, в российской прессе тут же отметились анонимные источники из наших спецслужб, которые назвали точный адрес этого самого сервера. Как не трудно догадаться, Большой Брат окопался непосредственно в диппредставительстве Америки. Круг замкнулся, ждем весну...

Вашингтон

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера