Архив   Авторы  
Льготники в России давно получают многие препараты за государственный счет

Излечись сам
Общество и наукаЗдоровье

Появится ли в России «лекарственное ОСАГО»



 

Нынешним летом в экспертной среде проходил окончательную обкатку проект закона об обязательном медицинском страховании. До 20 августа все замечания и предложения должны были быть рассмотрены и сведены воедино, после чего законопроект отправится на второе чтение в Госдуму. Нам обещают: новый документ сделает российскую медицину более «гостеприимной» для пациента. Впрочем, в одном отношении наше здравоохранение так или иначе будет сильно отличаться от медицины развитых стран — новый закон не предусматривает введения единой системы возмещения затрат на лекарства, проще говоря — бесплатного лекарственного страхования пациентов. «Денег пока нет!» — прямо заявил «Итогам» источник в Федеральном фонде ОМС. Но без лекарств лечения не бывает. Значит, деньги придется где-то найти.

Система для всех

Россия сегодня тратит на здравоохранение чуть больше 3 процентов ВВП: гораздо меньше, чем минимальные 6 процентов, рекомендованные ВОЗ. До бесплатных ли тут лекарств? Впрочем, верно и другое: льготники давно получают многие препараты за госсчет. Это практически половина пресловутого списка ЖВНЛС (жизненно важных и необходимых лекарств) и немалые средства (только из федеральных фондов, по разным оценкам, — несколько десятков миллиардов рублей в год). Правда, тратятся льготные деньги, как признают эксперты, весьма нерационально. «Вспомним пресловутую монетизацию льгот, — говорит исполнительный директор некоммерческого партнерства «Равное право на жизнь» Дмитрий Борисов. — Если монетизация в том виде, в каком она существует сейчас, останется в системе здравоохранения, обеспечение больных необходимыми препаратами никогда не будет финансово устойчивым. Судите сами: в этом году взять льготы деньгами может половина больных, в следующем — 30 или 80 процентов. Почему? Да просто пациенты так решили. Этот процесс не контролируется и не управляется. Количество вышедших из системы невозможно предсказать».

Именно монетизация, в свое время чуть не приведшая к краху системы дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО), заставила тогдашнего руководителя Росздравнадзора Рамила Хабриева впервые задуматься о том, что государству выгоднее внедрить всеобщее лекарственное страхование — устойчивую систему, охватывающую и здоровых, и больных. Обязательную лекарственную страховку можно назвать «лекарственным ОСАГО». «Действует такой же принцип, как и с автомобильным страхованием: если ты попал в аварию, компания выплачивает тебе компенсацию за ремонт автомобиля, соответственно, если заболел, можешь рассчитывать на бесплатные лекарства, — поясняет бывший заместитель гендиректора Центра маркетинговых исследований «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов. — Однако такое получается только при условии, что полисы страхования есть у всех. Тогда работает принцип солидарности: средства складываются в общий котел, и здоровый платит за больного. А больным может в любой момент оказаться каждый из нас».

Рамил Хабриев обратился к зарубежным экономистам с просьбой просчитать возможность введения в России всеобщего лекарственного страхования. «Мы выполнили эту работу, — рассказывает известный эксперт по международной политике в области здравоохранения, старший лектор Лондонской школы экономики Панос Канавос. — Но знаете, какая самая главная проблема у вас, у русских? Отсутствие преемственности в решениях. Каждый новый руководитель начинает все заново».

Гибкие схемы

Справедливости ради следует признать, что идея Хабриева о введении лекарственного страхования не была оригинальной. Затраты на таблетки и прочие препараты уже давно в той или иной форме возмещают своим больным все страны Евросоюза. В США этим благом могут воспользоваться пожилые люди, охваченные государственной программой здравоохранения Medicare. Но не стоит обольщаться: практически нигде государство не платит за препараты полностью. Например, где-то существуют так называемые базовые цены, зафиксированные на определенный список препаратов, которые оплачиваются государством. Компания-производитель в принципе может выставить цену выше, но тогда препарат перестанет пользоваться популярностью, ведь разницу пациенту придется доплачивать из своего кармана. Это помогает сдерживать цены.

Есть и более замысловатые схемы. Например, в Швеции (ее система лекарственного страхования признана одной из лучших) возмещение цен на лекарства связано прежде всего с защитой больных от крупных трат. Суть заключается в следующем: если пациент за год использовал лекарств не больше чем на 1800 шведских крон (приблизительно 250 долларов США), он выплачивает часть стоимости препаратов. Если же траты оказались выше, государство полностью берет издержки на себя. «Как ни странно, государству в этой схеме выгодно полностью оплачивать именно дорогие препараты, — говорит Дмитрий Борисов. — Ведь самая значительная часть средств в бюджете уходит на дешевые лекарства».

В американской программе Medicare все устроено еще сложнее: пока расходы на лекарства не достигли 2250 долларов, 75 процентов издержек берет на себя государство, если больше — человек полностью платит за себя сам. Однако после достижения планки в 3850 долларов вновь подключается государство. Все, что свыше этой суммы, — «катастрофическое покрытие»: пациент платит из него только 5 процентов. Все подобные ухищрения имеют одну цель: минимизировать расходы на лекарства и сделать их более предсказуемыми.

Именно этого — гибкости — не хватало в свое время российской программе ДЛО, которая постоянно увеличивала свой бюджет, но не могла обеспечить препаратами всех нуждающихся. Не случайно поэтому и о лекарственном страховании в России забыли на несколько лет. Хотя «тучные» годы вроде бы позволяли провести реформу. К тому же денег на госзакупки лекарств выделялось все больше и больше. «Но мы продолжали развивать дотационный бюджет здравоохранения, — комментирует Давид Мелик-Гусейнов. — Это значит, например, есть больные гемофилией — даем им денег, есть проблема сахарного диабета — средства направляем туда. И ничего, по большому счету, не ждем от этих финансовых вливаний. Но дотации могут иметь только один результат: бюджет медицины постоянно разрастается».

Как ни странно, вновь вернуться к идее лекарственного страхования специалистов заставил финансовый кризис. Когда средств мало, поневоле приходится задумываться об «умных деньгах», позволяющих сделать так, чтобы каждый рубль, вложенный в медицину, вновь вернулся в экономику страны. «Страховой принцип назрел», — считает Мелик-Гусейнов. Вновь пришла пора экономических расчетов, в которые попала и такая переменная, как личные деньги россиян.

Цена страховки

Российские эксперты уже прикинули примерную стоимость «лекарственной страховки», при этом взяв за основу самую простую схему: участвуя в страховании, человек ежегодно доплачивает небольшую сумму, чтобы в случае болезни получать лекарства бесплатно. Средний уровень цены страховки, по расчетам специалистов, должен составлять примерно 1754 рубля. «Если допустить, что государство возьмет на себя половину стоимости страхования, оно должно будет выделить 877 рублей на человека в год из бюджета, — рассказывает Мелик-Гусейнов. — Соответственно, каждый житель страны тоже внесет в общую кассу 877 рублей ежегодно». На первый взгляд схема выглядит неплохо. Годовая стоимость страховки для конкретного пациента невелика. А вот государству придется раскошелиться: по подсчетам экспертов примерно на 126 миллиардов рублей. Стоит ли овчинка выделки?

Ассоциация международных фармацевтических производителей (AIPM) подготовила на этот счет специальное фармакоэкономическое исследование для России по 24 заболеваниям, представляющим наиболее тяжкое бремя для экономики. В нем эксперты проследили сценарии развития ситуации в России в сравнении с Германией и Францией на десятилетие вперед в зависимости от того, будет ли введено в нашей стране возмещение стоимости лекарств по примеру европейских стран. «Подчеркну: мы не преследовали цели доказать преимущества какого-то препарата или группы препаратов, — говорит генеральный директор Sanofi-Aventis в России и председатель совета директоров AIPM Патрик Аганян. — Мы хотели лишь продемонстрировать, как может работать система независимой экспертизы, оценивающая лекарства с точки зрения доказательной медицины и фармакоэкономических данных. Многие страны подходят сейчас к возмещению стоимости лекарств очень рационально. И это приносит свои плоды».

При рассмотрении вопроса о включении в списки препаратов, стоимость которых возмещается государством, как правило, учитывается, поможет ли то или иное лекарство обеспечить определенное количество лет полноценной жизни, во время которых люди смогут работать, принося обществу пользу и прибыль. Существуют специальные методики расчета, коэффициенты DALY и QАLY, переводящие данные фармакоэкономики в сэкономленные человеко-годы. Такие расчеты давно ведутся в Швеции. «На лекарства в нашей стране тратится относительно много, больше одного процента ВВП, или около 12,5 процента всего бюджета здравоохранения, — говорит Сьюзен Хаканссон, директор по связям с правительственными организациями компании AstraZeneka, одного из крупнейших мировых фармпроизводителей. — Поэтому эффективность трат строго рассчитывается».

Недавно правительство Германии также объявило о том, что отныне будет принимать решения о возмещении расходов на лекарства, учитывая анализ их стоимости и эффективности, и уже в 2011 году сэкономит на этом примерно 1,5 миллиарда евро.

Обещанного два года ждут

Параллельно AIPM провела исследование, в котором эксперты проследили сценарии развития России в сравнении с Германией и Францией на десятилетие вперед в зависимости от того, будет ли введено в нашей стране возмещение стоимости лекарств по примеру европейских стран. «В свое время меня очень удивил график средней продолжительности жизни в восточных землях Германии, бывшей ГДР, — говорит Патрик Аганян. — Сразу после воссоединения Германии эта кривая резко поползла вверх, превысив к началу двухтысячных годов даже данные США. Что изменилось? Экология, генетика, медобслуживание? В первую очередь — появилось лекарственное страхование, существовавшее до этого в ФРГ». Так возникла идея доказать, что с помощью рациональных схем лекарственного страхования можно улучшить демографическую ситуацию в России. Приведенные расчеты свидетельствуют: если не предпринимать в этой области никаких усилий, Россия к 2020 году будет терять от недожитых из-за болезней лет вдвое больше в процентах ВВП, чем Германия и Франция. А чтобы компенсировать потери и приблизиться к уровню Западной Европы, нам придется в семь раз увеличить свой лекарственный бюджет. Впрочем, вкладываться в лекарства государству будет выгодно — каждый вложенный доллар должен принести 10 долларов. «Сделаем скидку на то, что здесь использована лишь одна методика оценки из всех возможных. Наверное, понадобятся и другие, более скрупулезные подсчеты», — говорит Дмитрий Борисов.

Однако даже первое, пусть не самое детальное исследование показывает: «лекарственного ОСАГО» нам не миновать. Вопрос в том, когда оно нас настигнет. Вот прогноз эксперта: «Как правило, любая реформа сначала проходит у нас негладко, — рассуждает Давид Мелик-Гусейнов. — А лекарственная реформа особенная — она коснется буквально всех. Каждый будет платить страховку, каждый будет в это вовлечен. Если люди, заплатив деньги, не получат взамен того, на что рассчитывали, то могут и на улицы выйти». И потому, считают медики, до 2012 года кардинальных перемен ждать не стоит. И это плохой диагноз — система обеспечения лекарствами требует срочного лечения.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера