Архив   Авторы  
Многие думают, что капли от сердца — мягкие растительные препараты. это не так. В их состав входит фенобарбитал, обладающий огромным количеством побочных эффектов

Последняя капля
Общество и наукаЗдоровье

Сколько проблем со здоровьем нам накапали валокордин с корвалолом

 

Вам плохо? Валокординчику накапать? Если срочно, то накапаем, а вот с августа — не выйдет: недавнее постановление правительства и письмо Росздравнадзора от 1 марта 2013 года означают, что корвалол, валокордин и многие другие «народные» лекарства уже не будут свободно продаваться в аптеке. И все из-за того, что государство берет под контроль производство, хранение и реализацию психотропных веществ и содержащих их препаратов. Среди последних оказались корвалол и валокордин — из-за содержащегося в них фенобарбитала. Несколько лет назад правительство уже вынашивало подобный план. И тогда в одночасье народ смел с полок свои любимые лекарства. Панику остановили лишь уверения тогдашнего главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой о том, что корвалолу и валокордину ничего не грозит. Возникнет ли ажиотаж теперь?

Эксперты считают перевод этих лекарств в рецептурный перечень вполне оправданным. И им начинаешь верить, узнав, какую истинную цену мы платим за дешевые капли от сердца.  

Вопреки  распространенному мнению, валокордин, корвалол и им подобные фактически ничего не лечат. Входящий в них транквилизатор под названием фенобарбитал, действие которого основано на угнетении центральной нервной системы,  — очень старый препарат с множеством побочных эффектов. Его впервые стали выпускать в Германии еще в 1912 году. Под брендом «Люминал» вплоть до середины 50-х годов прошлого века он оставался самым популярным седативным средством.  Впрочем, довольно быстро стало ясно, что с его помощью пациентам спокойствия не достичь без последствий. У препарата было огромное количество противопоказаний, он накапливался в организме и  благодаря большому количеству случаев передозировки превратился в распространенное средство суицида. Возможно, именно поэтому в 1934 году немецкие фармацевты решили выпустить «мягкий» аналог люминала, который, как тогда казалось, был лишен его недостатков. На свет появился валокордин — композиция из фенобарбитала, хмелевого и мятного масел и соединения брома с валериановой кислотой. В послевоенные годы производство препарата, пользовавшегося успехом, наладили в социалистической ГДР. В 1960 году рецепт братьев по социалистическому лагерю использовали киевские фармацевты. На свет появился аналог немецкого валокордина — советский корвалол. В его составе отсутствовало только масло хмеля. Так в жизнь советских людей вошли нехитрые капли с мятным запахом, которые многие до сих пор воспринимают как безопасный натуральный препарат.

За прошедшие десятилетия в мире резко изменилось отношение к лекарствам на основе фенобарбитала. Они запрещены к ввозу в США, Литву и ОАЭ. Немецкий завод, производящий валокордин, давно уже работает только на Россию и страны СНГ. У нас в стране капли с фенобарбиталом до сих пор остаются поистине народным лекарством. «И это при том, что фенобарбитал лишь помогает больному расслабиться, — говорит заместитель председателя Формулярного комитета РАМН Павел Воробьев. — Пожалуй, единственное его применение, которое сейчас может быть оправдано, — это для снятия судорог. Но и тут существуют более современные препараты». 

Народная же молва упорно приписывает каплям на основе фенобарбитала славу лекарства от сердца. «Почему-то бытуют слухи, что корвалол снимает стенокардию, — рассказывает Воробьев. — Конечно, это не так. Но людей, у которых прихватило сердце, частенько пытаются сначала отпоить валокордином или корвалолом. А уж потом, если не поможет, вызывают «скорую». В результате помощь запаздывает. Я проводил опросы — в среднем по Москве пациентов с инфарктами госпитализируют через 20 часов после начала приступа. А нужно максимум через 4—6 часов». Получается, что люди лишаются шансов на спасение. То же самое касается и хронических пациентов. «Если есть боли в сердце, нужны диагностика, адекватное лечение, — подтверждает доцент кафедры факультетской терапии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова Антон Родионов. — Прием корвалола в этом случае проблему не решит. А потом может быть просто поздно». 

О том, что «незаменимые» капли стали настоящим бедствием, сейчас знают только врачи, ведущие ежедневный прием больных. Геронтопсихиатр из Научного центра психического здоровья РАМН Владимир Корнилов уверен, что корвалол и валокордин употребляют в России почти все люди после сорока. «90 процентов тех, кто приходит ко мне на прием, носят в кармане или сумочке капли с фенобарбиталом, — рассказывает Корнилов. — Вопрос, не употребляет ли пациент корвалол, валокордин или что-то подобное, стал для меня рутинным. Точно так же как и разъяснение, чем вредны эти капли. Более того: часто мы начинаем лечение именно с того, что пытаемся ликвидировать последствия их употребления».

«Среди пожилых пациентов  немало тех, кто умудряется использовать в день по флакону корвалола, — рассказывает Антон Родионов. — Конечно, я провожу с ними беседы, объясняю, насколько это вредно. Однако уверенности в том, что они больше не станут употреблять эти капли, у меня нет». Проблема в том, что у бабушек и дедушек формируется зависимость от лекарств, содержащих фенобарбитал. Это не принято афишировать, но это так. «В условиях неограниченного доступа к препаратам зависимость становится серьезной проблемой, поэтому мы много лет назад начали настаивать на включении корвалола и валокордина в рецептурный список», — говорит Павел Воробьев.

В инструкциях к подобным препаратам всегда есть ограничения: принимать в течение определенного времени. Что же происходит, когда человек годами, изо дня в день, употребляет безобидные на вид капли? «Сначала наступает привыкание, — говорит Владимир Корнилов. — Для достижения эффекта расслабления требуется все больше и больше лекарства. Одновременно формируется эмоциональная зависимость: если человек не получит привычной дозы препарата, у него нарастает тревога. Он вынужден снимать ее все большими дозами лекарства. Постепенно формируется особый тип поведения пациента — он начинает избегать любых проявлений чувства тревоги, даже небольших стрессов, связанных с приспособлением к условиям окружающей среды. Растет его дезадаптация. Поскольку препарата требуется все больше, нарастают токсические эффекты. Сильнее всего фенобарбитал действует на мозжечок, вызывая замедление рефлексов, головокружение, нарушения походки, координации движений. Общая интоксикация головного мозга ведет к нарушениям когнитивной сферы, к ухудшению памяти».

Геронтопсихиатры, часто имеющие дело с проявлениями старческой деменции, могут только догадываться, насколько усугубило состояние их пациентов обыкновение накапать себе корвалольчику. Такие исследования не проводились, а зря. «Если учесть, что есть пациенты, употребляющие по пузырьку корвалола в день, то суточная доза фенобарбитала для них составит 170 миллиграммов, — говорит Корнилов. — В то время как максимальная доза для эпилептиков всего 75—100 миллиграммов в сутки. К тому же фенобарбитал выводится из организма только через две-три недели. Так что последствия могут быть самыми тяжелыми». 

Да что там здоровье стариков? В российских условиях бесконтрольная продажа препаратов с фенобарбиталом, возможно, привела к авиакатастрофе.  «Фенобарбитал был обнаружен в крови одного из пилотов разбившегося в 2011 году под Ярославлем самолета с хоккейной командой.  Я не знаю, сочли ли в МАК это основной причиной трагедии, но препарат замедляет реакцию, а ошибки пилота в принятии своевременных решений сыграли свою роль, — говорит Павел Воробьев. — Многие рассуждали о том, что фенобарбитал продается только по рецептам, и недоумевали, где же пилот мог его достать. Однако все было проще. Человек, судя по всему, снимал небольшой стресс и накапал себе безобидных капель — валокордина или корвалола. Скорее всего, он даже не знал, что употребляет запрещенный к применению у пилотов препарат». 

Катастрофа под Ярославлем — случай исключительный. Все ее обстоятельства изучались дотошно. Поэтому-то случай с фенобарбиталом и выплыл на поверхность. Но вот сколько автомобильных аварий произошло благодаря содержащим транквилизатор «безобидным» каплям, не скажет, пожалуй, никто. «Парадоксально, но факт: корвалол до недавнего времени входил в состав автомобильных аптечек, — говорит Воробьев. — На практике это означало, что он разрешен к употреблению участниками движения. Для чего еще он мог находиться в машине? Кстати, исчез он из аптечек не потому, что его специально оттуда вывели. Просто было решено убрать из аптечек все лекарства». 

Похоже, теперь настало время убрать корвалол и валокордин из домашних аптечек. После этого многое в нашей жизни изменится. Вероятно, для кого-то будет повод встретиться с врачом и наконец-то задуматься о таких вещах, как своевременная диагностика и адекватное лечение. Главное, чтобы все это было так же доступно завтра, как пузырек валокордина сегодня.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера